Сказки с участием Деда Мороза

Как только земля покрывается белоснежным покрывалом, а столбики термометра показывают минусовую отметку, многие люди начинают ожидать новогодних чудес. Но больше всего в зимние волшебства верят дети. Главными героями всех сказок становятся Дед Мороз и новогодняя ёлочка.

🎅Едет Дед Мороз🎅

То полями, то лесами,
Меж стволов берёз
К нам на тройке с бубенцами
Едет Дед Мороз.
Едет рысью и галопом,
Зная, что идёт
Прямиком по тайным тропам
К людям Новый год.
Снег окутал мягкой ватой
Веточки берёз…
Краснощёкий, бородатый
Едет Дед Мороз.
Г. Тукаи

Дети рисуют, лепят, мастерят, учат стихи, пишут письма, поют новогодние частушки, стараются хорошо себя вести… Лишь бы он пришёл добрый, с косматой белой бородой и с долгожданным подарком. И чем дольше ребёнок верит в Деда Мороза, тем лучше. А помогут нам в этом замечательные добрые сказки с участием Деде Мороза.

Русская народная сказка «Дети Деда Мороза»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
У Деда Мороза было три сына и одна дочка. Звали их Ветер, Лёд, Иней и Снежинка.
Позвал Дед Мороз своих детей и говорит:
— Скоро зима. Кто из вас лучше людям поможет?
Дети пошли к людям. Долго ждал их Дед Мороз. Вот пришли они домой и рассказывают.
Начал рассказывать Ветер:
— Я нагнал холода. Пусть люди знают, что идёт зима. Пусть топят печки.
Лёд сказал:
— Я на реках мосты построил.
Иней говорит:
— Я лес украсил. Он теперь белый. Как это красиво!
Снежинка рассказала:
— Мне стало землю жалко. Я покрыла её белым снегом.
— Хорошо, дети, — сказал Дед Мороз. — Вы все помогли людям. А ты, Снежинка, помогла больше всех.

Русская народная сказка «Два Мороза»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Гуляли по чистому полю два Мороза, два родных брата, с ноги на ногу поскакивали, рукой об руку поколачивали. Говорит один Мороз другому:

— Братец Мороз — Багровый нос! Как бы нам позабавиться — людей поморозить?

Отвечает ему другой:

— Братец Мороз — Синий нос! Коль людей морозить — не по чистому нам полю гулять. Поле все снегом занесло, все проезжие дороги замело; никто не пройдет, не проедет. Побежим-ка лучше к чистому бору! Там хоть и меньше простору, да зато забавы будет больше. Все нет-нет да кто-нибудь и встретится по дороге.

Сказано — сделано. Побежали два Мороза, два родных брата, в чистый бор. Бегут, дорогой тешатся: с ноги на ногу попрыгивают, по елкам, по сосенкам пощелкивают. Старый ельник трещит, молодой сосняк поскрипывает. По рыхлому ль снегу пробегут — кора ледяная; былинка ль из-под снегу выглядывает — дунут, словно бисером ее всю унижут.

Послышали они с одной стороны колокольчик, а с другой бубенчик: с колокольчиком барин едет, с бубенчиком — мужичок.

Стали Морозы судить да рядить, кому за кем бежать, кому кого морозить.

Мороз — Синий нос, как был моложе, говорит:

— Мне бы лучше за мужичком погнаться. Его скорее дойму: полушубок старый, заплатанный, шапка вся в дырах, на ногах, кроме лаптишек, ничего. Он же, никак дрова рубить едет… А уж ты, братец, как посильнее меня, за барином беги. Видишь, на нем шуба медвежья, шапка лисья, сапоги волчьи. Где уж мне с ним! Не совладаю.

Мороз — Багровый нос только подсмеивается.

— Молод, говорит, ты еще братец!.. Ну, да уж быть по-твоему. Беги за мужичком, а я побегу за барином. Как сойдемся под вечер, узнаем, кому была легка работа, кому тяжела. Прощай покамест!

— Прощай, братец!

Свистнули, щелкнули, побежали.

Только солнышко закатилось, сошлись они опять на чистом поле. Спрашивают друг друга:

— Что?

— То-то, я думаю, намаялся ты, братец, с барином-то, — говорит младший, — а толку, глядишь, не вышло никакого. Где его было пронять!

Старший посмеивается себе.

— Эх, — говорит, — братец Мороз — Синий нос, молод ты и прост. Я его так уважил, что он час будет греться — не отогреется.

— А как же шуба-то, да шапка-то, да сапоги-то?

— Не помогли. Забрался я к нему и в шубу, и в шапку, и в сапоги да как зачал знобить! Он-то ежится, он-то жмется да кутается, думает: — дай-ка я ни одним суставом не шевельнусь, авось меня тут мороз не одолеет. Ан не тут-то было! Мне-то это и с руки. Как принялся я за него — чуть живого в городе из повозки выпустил. Ну, а ты что со своим мужичком сделал?

— Эх, братец Мороз — Багровый нос! Плохую ты со мною шутку сшутил, что вовремя не образумил. Думал — заморожу мужика, а вышло — он же отломал мне бока.

— Как так?

— Да вот как. Ехал он, сам ты видел, дрова рубить. Дорогой, начал было я его пронимать: только он все не робеет — еще ругается: такой, говорит, сякой этот мороз! Совсем даже обидно стало; принялся я его ещё пуще щипать да колоть. Только ненадолго была мне эта забава. Приехал он на место, вылез из саней, принялся за топор. Я-то думаю: «Тут мне сломить его». Забрался к нему под полушубок, давай его язвить. А он-то топором машет, только щепки кругом летят. Стал даже пот его прошибать.

Вижу: плохо — не усидеть мне под полушубком. Под конец инда пар от него повалил. Я прочь поскорее. Думаю: «Как быть?» А мужик все работает да работает. Ему бы зябнуть, а ему жарко стало. Гляжу — скидает с себя полушубок. Обрадовался я. «Погоди ж, говорю, вот я тебе покажу себя». Полушубок весь мокрехонек. Я в него — забрался везде, заморозил так, что он стал лубок лубком. Надевай-ка теперь, попробуй! Как покончил мужик свое дело да подошел к полушубку, у меня и сердце взыграло: то-то потешусь! Посмотрел мужик и принялся меня ругать — все слова перебрал, что нет их хуже.

«Ругайся! — думаю я себе, — ругайся! А меня все не выживешь!» Так он бранью не удовольствовался. Выбрал полено подлиннее да посучковатее, да как примется по полушубку бить! По полушубку бьет, а меня все ругает. Мне бы бежать поскорее, да уж больно я в шерсти-то завяз — выбраться не могу. А он-то колотит, он-то колотит! Насилу я ушел. Думал, костей не соберу. До сих пор бока ноют. Закаялся я мужиков морозить.

Евгений Пермяк «Волшебные краски»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Один раз в сто лет, в ночь под Новый год, самый добрый из всех самых добрых стариков, Дед Мороз, приносит семь волшебных красок. Этими красками можно нарисовать все, что захочешь, и нарисованное оживет.
Хочешь — нарисуй стадо коров и потом паси их. Хочешь — нарисуй корабль и плыви на нем. Или звездолет и лети к звездам. А если тебе нужно нарисовать что-нибудь попроще, например стул, — пожалуйста. Нарисуй и садись на него.
Эти краски Дед Мороз приносит самому доброму из всех самых добрых детей. И это понятно. Если такие краски попадут в руки злому мальчику или злой девочке, они могут натворить много бед. Пририсуют человеку второй нос, и будет человек двуносым. Нарисуют собаке рога, курице — усы, а кошке — горб, и будет собака рогатой, курица — усатой, а кошка — горбатой.
Поэтому Дед Мороз очень долго выбирает, кому из детей подарить волшебные краски.
В последний раз он подарил их одному очень доброму мальчику. Самому доброму из самых добрых.
Мальчик очень обрадовался подарку и тут же принялся рисовать. Он нарисовал бабушке теплый платок, маме — нарядное платье, а отцу — охотничье ружье. Слепому старику мальчик нарисовал глаза, а своим товарищам — большую-пребольшую школу.
Но никто не мог воспользоваться нарисованным. Платок для бабушки был похож на тряпку для мытья полов, а платье, нарисованное матери, оказалось таким кособоким, пестрым и мешковатым, что она его не захотела даже примерить. Ружье ничем не отличалось от дубины. Глаза для слепого напоминали две голубые кляксы, и он не мог ими видеть. А школа, которую очень усердно рисовал мальчик, получилась до того уродливой, что к ней даже боялись подходить близко.
На улице появились деревья, похожие на метелки. Появились лошади с проволочными ногами, автомобили с кривыми колесами, дома с падающими стенами и крышами набекрень, шубы и пальто, у которых один рукав был длиннее другого… Появились тысячи вещей, которыми нельзя было воспользоваться. И люди ужаснулись:
— Как ты мог сотворить столько зла, самый добрый из всех самых добрых мальчиков?!

И мальчик заплакал. Ему так хотелось сделать людей счастливыми!.. Но он не умел рисовать и только зря извел краски.
Мальчик плакал так громко, что его услышал самый добрый из всех самых добрых стариков — Дед Мороз. Услышал, и вернулся к нему, и положил перед мальчиком новую коробку с красками:
— Только это, мой друг, простые краски. Но они могут тоже стать волшебными, если ты этого очень захочешь.
Так сказал Дед Мороз и удалился.
А мальчик задумался. Как же сделать, чтобы простые краски стали волшебными и чтобы они радовали людей, а не приносили им несчастье? Добрый мальчик достал кисть и принялся рисовать.
Он рисовал, не разгибаясь, весь день и весь вечер. Он рисовал и на другой, и на третий, и на четвертый день. Рисовал до тех пор, пока не кончились краски. Тогда он попросил новые.
Прошел год… Прошло два года… Прошло много-много лет. Мальчик стал взрослым, но по-прежнему не расставался с красками. Глаза его стали зоркими, руки умелыми, и теперь на его рисунках вместо кривых домов с падающими стенами красовались высокие, светлые здания, а вместо платьев, похожих на мешки, — яркие, нарядные одежды.
Мальчик не заметил, как стал настоящим художником. Он рисовал все, что было вокруг, и то, что еще никто никогда не видел: самолеты, похожие на огромные стрелы, и корабли, похожие на самолеты, воздушные мосты и дворцы из стекла.

Люди с удивлением смотрели на его рисунки, но никто не ужасался. Наоборот, все радовались и восхищались.
— Какие чудесные картины! Какие волшебные краски! — говорили они, хотя краски были самые обыкновенные.
Картины и вправду были так хороши, что людям захотелось их оживить. И вот настали счастливые дни, когда нарисованное на бумаге стало переходить в жизнь: и дворцы из стекла, и воздушные мосты, и крылатые корабли…
Так случается на белом свете. Так случается не только с красками, но и с обыкновенным топором или швейной иглой и даже с простой глиной. Так случается со всем, к чему прикасаются руки самого великого из самых великих волшебников — руки трудолюбивого, настойчивого человека.

Ирис Ревю «Кто помог Деду Морозу»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Жил-был Дед Мороз. Он был большой и красивый. Дед Мороз ходил в голубой шубе, серебристой шапке и мягких валенках. Дед Мороз очень любил детей. Задолго до Нового года он начинал готовить подарки. Мальчишкам – самолётики, конструкторы, девчонкам – куклы да наряды.

Перед Новым годом Дед Мороз заказывал тройку лошадей. На ней он приезжал к детям на праздник. Но вот однажды повозка уже стояла, а лошадей всё не было. Что делать?

Надо было срочно что-то придумывать. Ёлочка готовая уже лежала на полянке, подарки туго затянуты в мешке, а лошади так и не появлялись. Загоревал Дед Мороз. Попробовали было Зайчонок и Бельчонок впрячься в повозку, куда там…

И тут Дед Мороз вспомнил, что Топтыгин хотел хотя бы одним глазком взглянуть на новогодний праздник, на настоящих детишек. Пришлось Деду Морозу достать из закромов баночку мёда, да пойти искать медведя. Но сорока на хвосте принесла, что Топтыгин, учуяв запах мёда, сам торопится к Деду Морозу.

Наевшись досыта мёда, медведь впрягся в повозку, и побежал по дороге. Конечно, он не умел бегать так, как лошади, но другого варианта не было. Надо было как-то ехать. Не могут же дети остаться на праздник без Деда Мороза!

Зайчонок и Бельчонок тоже отправились на праздник. Настроение у весёлой компании было хорошим, и по пути все пели весёлую песню:

Скоро-скоро Новый Год
Постучится у ворот,
Едем к детям мы гурьбой,
В день студёный, голубой…

А что же всё-таки случилось с лошадьми? Метель так их закружила, что лошади сбились с пути. Они бежали, торопились… но появились в другой стороне.

Так иногда тоже бывает!

Ирис Ревю «Сказка про Деда Мороза и Снегурочку»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
В Сказочном лесу жили-были Дед Мороз и Снегурочка. Они были очень счастливые потому, что каждый год поздравляли детей с Новым годом! Дед Мороз и Снегурочка по-настоящему любили ребят и готовили для них лучшие подарки. Дед Мороз отыскивал самые вкусные конфеты, а Снегурочка подбирала самые лучшие игрушки.

А ещё счастливы они были потому, что жили в самом прекрасном Сказочном лесу. Каким чудесным был этот лес! Верхушки сосен в нём дотягивались до золотых звёзд, изумрудные ели прятали свои колкие лапы в пушистые рукавицы, а снег был такой блестящий, что казалось, будто весь лес осыпан драгоценными песчинками.

И вот однажды Дед Мороз и Снегурочка готовились к очередному Новому году. Снегурочка сшила себе новое платье со сверкающими бусинками, а у Деда Мороза наряд и так был хоть куда.

В то утро, когда Дед Мороз и Снегурочка должны были поехать к детям, случилось невероятное событие.

Пропал праздничный наряд Деда Мороза!

Ни серебристой шубы, ни расписных валенок, ни расшитой золотом шапки не было! А Дед Мороз считал этот наряд счастливым, потому что в нём он поздравлял детей, и потому что золотые звёздочки к нему пришивала Самая добрая фея.

Загоревал Дед Мороз, закручинился. А Снегурочка его успокаивает:

— Не время печалиться, дедушка, давай что-то придумывать. А в первую очередь позови снегиря Гришу, он везде летает и много знает.

Снегирь Гриша был любимой птицей Деда Мороза.

Прилетевший Гриша выслушал Деда Мороза и говорит:

— Полетаю, понаблюдаю, гляну вокруг, может быть, что и высмотрю.

Летает Гриша по лесу, во все уголки заглядывает. Вдруг видит, что около избушки на курьих ножках все лесные лиходеи к Новому году готовятся – Баба-Яга и Кикимора пельмени стряпают, Леший от снега двор очищает, Соловей-разбойник всех своим посвистом развлекает, а Кощей Бессмертный в костюме Деда Мороза что-то в мешок складывает.

— Так вот где наряд Деда Мороза, — просвистел себе под нос снегирь Гриша. – Что же делать?

И полетел он обратно к Деду Морозу и Снегурочке. Дед Мороз как услышал, что его наряд у Кощея Бессмертного, надел старые валенки-удаленки, которые бегают так же быстро, как и сапоги-скороходы, и отправился к Самой доброй фее.

Узнав в чем дело, фея задумалась.

— Ты — Самая добрая фея на свете, — сказал Дед Мороз. – Подари Кощею Бессмертному новый костюм. А свой костюм я у него заберу.

Но Самая добрая фея сказала Деду Морозу, что к Кощею Бессмертному она отправится сама. А Дед Мороз побежал домой ожидать фею.

Вскоре фея появилась. Она вернула Деду Морозу его наряд и сказала, что Кощею Бессмертному подарила новогодний костюм, но золотых звёздочек нашивать на него не стала. А в честь Нового года всей лесной братии, собравшейся у Бабы-Яги, Самая добрая фея подарила подарки.

Дед Мороз надел свою праздничную шубу, расписные валенки, расшитую золотом шапку и вместе со Снегурочкой умчался к ребятам.

А Самую добрую фею он взял с собой. Пусть побольше добра она подарит детям!

И тебе, дружок, Самая добрая фея подарит добро, а Дед Мороз со Снегурочкой подарки.

Русская народная сказка «Мороз и заяц»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Повстречались как-то в лесу Мороз и заяц.

Мороз расхвастался:

—Я самый сильный в лесу. Любого одолею, заморожу, в сосульку превращу.

—Не хвастай, Мороз, не одолеешь! — говорит заяц.

—Нет, одолею!

—Нет, не одолеешь! — стоит на своем заяц.

Спорили они, спорили, и надумал Мороз заморозить зайца. И говорит:

—Давай, заяц, об заклад биться, что я тебя одолею.

—Давай, — согласился заяц.

Принялся тут Мороз зайца морозить. Стужу-холод напустил, ледяным ветром закружил. А заяц во всю прыть бегать да скакать взялся. На бегу-то не холодно. А то катается по снегу, да приговаривает:

Зайцу тепло, зайцу жарко! Греет, горит — Солнышко ярко!

Уставать стал Мороз, думает: «До чего ж крепкий заяц!» А сам еще сильнее лютует, такого холода напустил, что кора на деревьях лопается, пни трещат. А зайцу все нипочем — то на гору бегом, то с горы кувырком, то чертогоном по лугу носится.

Совсем из сил Мороз выбился, а заяц и не думает замерзать.

Отступился Мороз от зайца:

— Разве тебя, косой, заморозишь — ловок да прыток ты больно!

Подарил Мороз зайцу белую шубку. С той поры все зайцы зимой ходят в белых шубках.

В.Ф. Одоевский «Мороз Иванович»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
В одном доме жили две девочки — Рукодельница да Ленивица, а при них нянюшка. Рукодельница была умная девочка: рано вставала, сама, без нянюшки, одевалась, а вставши с постели, за дело принималась: печку топила, хлебы месила, избу мела, петуха кормила, а потом на колодец за водой ходила.

А Ленивица меж тем в постельке лежала, потягивалась, с боку на бок переваливалась, уж разве наскучит лежать, так скажет спросонья: «Нянюшка, надень мне чулочки, нянюшка, завяжи башмачки», а потом заговорит: «Нянюшка, нет ли булочки?»

Встанет, попрыгает да и сядет к окошку мух считать: сколько прилетело да сколько улетело. Как всех пересчитает Ленивица, так уж и не знает, за что приняться и чем бы заняться; ей бы в постельку — да спать не хочется; ей бы покушать — да есть не хочется; ей бы к окошку мух считать — да и то надоело. Сидит, горемычная, и плачет да жалуется на всех, что ей скучно, как будто в том другие виноваты. Между тем Рукодельница воротится, воду процедит, в кувшины нальёт; да ещё какая затейница: коли вода нечиста, так свернёт лист бумаги, наложит в неё угольков да песку крупного насыплет, вставит ту бумагу в кувшин да нальёт в неё воды, а вода-то, знай, проходит сквозь песок да сквозь уголья и каплет в кувшин чистая, словно хрустальная; а потом Рукодельница примется чулки вязать или платки рубить, а не то и рубашки шить да кроить да ещё рукодельную песенку затянет; и не было никогда ей скучно, потому что и скучать-то было ей некогда: то за тем, то за другим делом, а тут, смотришь, и вечер — день прошёл.

Однажды с Рукодельницей беда приключилась: пошла она на колодец за водой, опустила ведро на верёвке, а верёвка-то и оборвись; упало ведро в колодец. Как тут быть?

Расплакалась бедная Рукодельница да и пошла к нянюшке рассказывать про свою беду и несчастье; а нянюшка Прасковья была такая строгая и сердитая, говорит:

— Сама беду сделала, сама и поправляй; сама ведёрко утопила, сама и доставай.

Нечего было делать: пошла бедная Рукодельница опять к колодцу, ухватилась за верёвку и спустилась по ней к самому дну. Только тут с ней чудо случилось. Едва спустилась, смотрит: перед ней печка, а в печке сидит пирожок, такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:

— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня из печки возьмёт, тот со мной и пойдёт!

Рукодельница, нимало не мешкая, схватила лопатку, вынула пирожок и положила его за пазуху. Идёт она дальше.

Перед ней сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят и промеж себя говорят:

— Мы яблочки наливные, созрелые; корнем дерева питалися, студёной росой обмывалися; кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

Рукодельница подошла к дереву, потрясла его за сучок, и золотые яблочки так и посыпались к ней в передник.

Рукодельница идёт дальше. Смотрит: перед ней сидит старик Мороз Иванович, седой-седой; сидит он на ледяной лавочке да снежные комочки ест; тряхнёт головой — от волос иней сыплется, духом дыхнёт — валит густой пар.

— А! — сказал он.- Здорово, Рукодельница! Спасибо, что ты мне пирожок принесла; давным-давно уж я ничего горяченького не ел.

Тут он посадил Рукодельницу возле себя, и они вместе пирожком позавтракали, а золотыми яблочками закусили.

— Знаю я, зачем ты пришла,- говорит Мороз Ивано­вич, — ты ведёрко в мой студенец опустила; отдать тебе ведёрко отдам, только ты мне за то три дня прослужи; будешь умна, тебе ж лучше; будешь ленива, тебе ж хуже. А теперь,- прибавил Мороз Иванович,- мне, старику, и отдохнуть пора; поди-ка приготовь мне постель, да смотри взбей хорошенько перину.

Рукодельница послушалась. Пошли они в дом. Дом у Мороза Ивановича сделан был весь изо льда: и двери, и окошки, и пол ледяные, а по стенам убрано снежными звёздочками; солнышко на них сияло, и всё в доме блестело, как брильянты. На постели у Мороза Ивановича вместо перины лежал снег пушистый; холодно, а делать было нечего.

Рукодельница принялась взбивать снег, чтоб старику было мягче спать, а меж тем у ней, бедной, руки окостенели и пальчики побелели, как у бедных людей, что зимой в проруби бельё полощут: и холодно, и ветер в лицо, и бельё замерзает, колом стоит, а делать нечего — работают бедные люди.

— Ничего, — сказал Мороз Иванович, — только снегом пальцы потри, так и отойдут, не ознобишь. Я ведь старик добрый; посмотри-ка, что у меня за диковинки. Тут он приподнял свою снежную перину с одеялом, и Рукодельница увидела, что под периною пробивается зелёная травка. Рукодельнице стало жаль бедной травки.

— Вот ты говоришь, — сказала она, — что ты старик добрый, а зачем ты зелёную травку под снежной периной держишь, на свет божий не выпускаешь?

— Не выпускаю потому, что ещё не время; ещё трава в силу не вошла. Осенью крестьяне её посеяли, она и взошла, и кабы вытянулась уже, то зима бы её захватила, и к лету травка бы не вызрела. Вот я и прикрыл молодую зелень моею снежной периной, да ещё сам прилёг на неё, чтобы снег ветром не разнесло; а вот придёт весна, снежная перина растает, травка заколосится, а там, смотришь, выглянет и зерно, а зерно крестьянин соберёт да на мельницу отвезёт; мельник зерно смелет, и будет мука, а из муки ты, Рукодельница, хлеб испечёшь.

— Ну, а скажи мне, Мороз Иванович,- сказала Рукодельница,- зачем ты в колодце-то сидишь?

— Я затем в колодце сижу, что весна подходит,- сказал Мороз Иванович,- мне жарко становится; а ты знаешь, что и летом в колодце холодно бывает, оттого и вода в колодце студёная, хоть посреди самого жаркого лета.

— А зачем ты, Мороз Иванович,- спросила Рукодельница,- зимою по улицам ходишь да в окошки стучишься?

— А я затем в окошки стучусь,- отвечал Мороз Иванович,- чтоб не забывали печей топить да трубы вовремя закрывать; а не то ведь, я знаю, есть такие неряхи, что печку истопить — истопят, а трубу закрыть — не закроют, или и закрыть закроют, да не вовремя, когда ещё не все угольки прогорели, а оттого в горнице угарно бывает, голова у людей болит, в глазах зелено; даже и совсем умереть от угара можно. А затем ещё я в окошко стучусь, чтоб никто не забывал, что есть на свете люди, которым зимой холодно, у которых нет шубки, да и дров купить не на что; вот я затем в окошко стучусь, чтобы им помогать не забывали. Тут добрый Мороз Иванович погладил Рукодельницу по головке да и лёг почивать на свою снежную постель.

Рукодельница меж тем всё в доме прибрала, пошла на кухню, кушанье изготовила, платье у старика починила и бельё выштопала.

Старичок проснулся; был всем очень доволен и поблагодарил Рукодельницу. Потом сели они обедать; обед был прекрасный, и особенно хорошо было мороженое, которое старик сам изготовил.

Мороз Иванович отсыпал рукодельнице серебряных пятачков в ведерко. Так прожила Рукодельница у Мороза Ивановича целых три дня.

На третий день Мороз Иванович сказал Рукодельнице: — Спасибо тебе, умная ты девочка, хорошо ты меня, старика, утешила, и я у тебя в долгу не останусь. Ты знаешь: люди за рукоделие деньги получают, так вот тебе твоё ведёрко, а в ведёрко я всыпал целую горсть серебряных пятачков; да сверх того, вот тебе на память брильянтик — косыночку закалывать. Рукодельница поблагодарила, приколола брильянтик, взяла ведёрко, пошла опять к колодцу, ухватилась за верёвку и вышла на свет божий.

Только что она стала подходить к дому, как петух, которого она всегда кормила, увидев её, обрадовался, взлетел на забор и закричал:

Кукареку-кукареки!

У Рукодельницы в ведёрке пятаки!

Когда Рукодельница пришла домой и рассказала всё, что с ней было, нянюшка очень дивовалась, а потом промолвила: — Вот видишь ты, Ленивица, что люди за рукоделие получают!

Поди-ка к старичку да послужи ему, поработай; в комнате у него прибирай, на кухне готовь, платье чини да бельё штопай, так и ты горсть пятачков заработаешь, а оно будет кстати: у нас к празднику денег мало.

Ленивице очень не по вкусу было идти к старичку работать. Но пятачки ей получить хотелось и брильянтовую булавочку тоже.

Вот, по примеру Рукодельницы, Ленивица пошла к колодцу, схватилась за верёвку да и бух прямо ко дну. Смотрит перед ней печка, а в печке сидит пирожок, такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:

— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня возьмёт, тот со мной и пойдёт.

А Ленивица ему в ответ:

— Да, как бы не так! Мне себя утомлять — лопатку поднимать да в печку тянуться; захочешь — сам выскочишь.

Идёт она далее, перед нею сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят да промеж себя говорят:

— Мы яблочки наливные, созрелые; корнем дерева питалися, студёной росой обмывалися; кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

— Да, как бы не так! — отвечала Ленивица.- Мне себя утомлять — ручки поднимать, за сучья тянуть… Успею набрать, как сами нападают!

И прошла Ленивица мимо них. Вот дошла она и до Мороза Ивановича. Старик по-прежнему сидел на ледяной скамеечке да снежные комочки прикусывал.

— Что тебе надобно, девочка? — спросил он.

— Пришла я к тебе,- отвечала Ленивица,- послужить да за работу получить.

— Дельно ты сказала, девочка,- отвечал старик,- за работу деньга следует, только посмотрим, какова ещё твоя работа будет. Поди-ка взбей мою перину, а потом кушанье изготовь, да платье моё повычини, да бельё повыштопай.

Пошла Ленивица, а дорогой думает:

«Стану я себя утомлять да пальцы знобить! Авось старик не заметит и на невзбитой перине уснёт».

Старик в самом деле не заметил или прикинулся, что не заметил, лёг в постель и заснул, а Ленивица пошла на кухню. Пришла на кухню да и не знает, что делать. Кушать-то она любила, а подумать, как готовилось кушанье, это ей и в голову не приходило; да и лень ей было посмотреть. Вот она огляделась: лежит перед ней и зелень, и мясо, и рыба, и уксус, и горчица, и квас — всё по порядку. Думала она, думала, кое-как зелень обчистила, мясо и рыбу разрезала да, чтоб большого труда себе не давать, как всё было мытое-немытое, так и положила в кастрюлю: и зелень, и мясо, и рыбу, и горчицу, и уксус да ещё кваску подлила, а сама думает:

«Зачем себя трудить, каждую вещь особо варить? Ведь в желудке всё вместе будет».

Вот старик проснулся, просит обедать. Ленивица притащила ему кастрюлю, как есть, даже скатертцы не подостлала.

Мороз Иванович попробовал, поморщился, а песок так и захрустел у него на зубах. — Хорошо ты готовишь, — заметил он улыбаясь. — Посмотрим, какова твоя другая работа будет.

Ленивица отведала, да тотчас и выплюнула, а старик покряхтел, покряхтел да и принялся сам готовить кушанье и сделал обед на славу, так что Ленивица пальчики облизала, кушая чужую стряпню.

После обеда старик опять лёг отдохнуть, да припомнил Ленивице, что у него платье не починено да и бельё не выштопано.

Ленивица понадулась, а делать было нечего: принялась платье и бельё разбирать; да и тут беда: платье и бельё Ленивица нашивала, а как его шьют, о том и не спрашивала; взяла было иголку, да с непривычки укололась; так её и бросила. А старик опять будто бы ничего не заметил, ужинать Ленивицу позвал да ещё спать её уложил.

А Ленивице то и любо; думает себе:

«Авось и так пройдёт. Вольно было сестрице на себя труд принимать; старик добрый, он мне и так, задаром, пятачков подарит».

На третий день приходит Ленивица и просит Мороза Ивановича её домой отпустить да за работу наградить.

— Да какая же была твоя работа? — спросил старичок.- Уж коли на правду дело пошло, так ты мне должна заплатить, потому что не ты для меня работала, а я тебе служил.

— Да, как же! — отвечала Ленивица.- Я ведь у тебя целых три дня жила. — Знаешь, голубушка,- отвечал старичок,- что я тебе скажу: жить и служить — разница, да и работа работе рознь; заметь это: вперёд пригодится. Но, впрочем, если тебя совесть не зазрит, я тебя награжу: и какова твоя работа, такова будет тебе и награда.

С этими словами Мороз Иванович дал Ленивице пребольшой серебряный слиток, а в другую руку — пребольшой брильянт. Ленивица так этому обрадовалась, что схватила то и другое и, даже не поблагодарив старика, домой побежала.

Пришла домой и хвастается.

— Вот, — говорит,- что я заработала; не сестре чета, не горсточку пятачков да не маленький брильянтик, а целый слиток серебряный, вишь, какой тяжёлый, да и брильянт-то чуть не с кулак… Уж на это можно к празднику обнову купить…

Не успела она договорить, как серебряный слиток растаял и полился на пол; он был не что иное, как ртуть, которая застыла от сильного холода; в то же время начал таять и брильянт. А петух вскочил на забор и громко закричал:

Кукареку-кукурекулька,

У Ленивицы в руках ледяная сосулька!

А вы, детушки, думайте, гадайте, что здесь правда, что неправда; что сказано впрямь, что стороною; что шутки ради, что в наставление.

Н. Глаголев «Сказка про мышонка Твикли и Деда Мороза»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Мышонок Твикли жил в Лапландии. Как многие северные звери, он был абсолютно белый, и на снегу его выдавали только маленький розовый носик и черные бусинки глаз. Зимой, когда наступали лютые морозы, он тихо дремал в своей теплой норке. Еда, припасенная с лета, позволяла ему не вылезать наружу целыми месяцами. Так он беззаботно пережил прошлую зиму, и в этом году долгие зимние месяцы не предвещали ничего плохого.

Но однажды утром Твикли проснулся от неприятного холодка, заполнявшего всю норку. Покрутив головой и посмотрев глазами-бусинками вокруг, он с ужасом обнаружил, что ход в его каморку, где хранились припасы, завален, а на его месте зияет большая черная яма, в которую холодный северный ветер забрасывал колючие снежинки. «Что случилось?» — подумал Твикли, и, немного переждав, решил выбраться наружу – посмотреть, кто разрушил его заветную кладовочку.

Снаружи было темно, только ветер гнал снежную крупу, то поднимая ее до небес, то рассыпая ее по земле. Приглядевшись, Твикли увидел в темноте упряжку белых оленей, запряженных в большие, широкие сани. Олени стояли, перебирая ногами как раз в том месте, где Твикли хранил свои драгоценные припасы. «Так вот кто растоптал мою норку! – пискнул Твикли, — Ну, если я возьму что-нибудь съестное в санях, то это будет справедливо!»

Быстро пробежав между оленьих ног, он быстро вскарабкался в сани. Сани были заполнены большими белыми мешками, и пахли очень соблазнительно. «Похоже, тут есть, чем поживиться, — подумал Твикли, и начал прогрызать дырку в мешке. Вдруг он почувствовал, что сани слегка наклонились – похоже, что в них кто-то садился. Твикли испуганно сжался в углу. Скоро он услышал, как в соседней деревне ударил колокол. Один раз. Почти сразу он услышал зычный голос из саней: «Время, стоп!». Затем, немного спустя, послышались легкие шаги и нежный, детский голос произнес: «Поехали, дедушка?». «Пора, внучка!» — ответил ей первый зычный голос, и сани вдруг, рванув, поднялись в небо.

Сани летели довольно долго – так показалось Твикли. Постепенно он успокоился, и вылез наружу из- под вороха мешков. Впереди сидел старик в голубой, отороченной белым мехом шубе, а рядом с ним маленькая девочка в золотистом полушубке. Взглянув вниз, Твикли увидел, что сани летят высоко над землей, но почему-то не испугался. Вдруг ему в голову пришла шальная мысль, и он, недолго думая, шмыгнул старику в глубокий карман.

«Вот и первая остановка, — сказал старик, тормозя сани у слегка дымившейся печной трубы, — подай-ка, внучка, подарок!» Девочка обернулась, немного покопалась в мешках, и вытащила несколько красивых свертков, перевязанных блестящей лентой. Старик вылез из саней на крышу и сказал: «Сейчас дуну в трубу, чтобы пламя в печи притухло и все в доме заснули. Тогда можно и залезать». Твикли удивился – как этот большой старик влезет в такую узкую трубу. Но старик удивительно легко справился с этой задачей.

Из комнаты с печкой, куда они попали, он поднялся по лестнице, и вошел в комнату, где в лунном свете тихо спали мальчик и девочка. Аккуратно положив свертки рядом с ними, дед насыпал невесть откуда взявшиеся в его руках орехи в чулки, висевшие у детских кроваток… Тихо, чтобы никто не проснулся, дед таким же необычным способом выбрался наружу, и сани опять взвились в небо…

Потом они много раз останавливались у печных труб, и каждый раз все повторялось. Иногда старик самым необыкновенным способом ухитрялся протащить через узкую трубу даже санки или велосипед. И везде, где они были дети спали, улыбаясь во сне…
Спустя некоторое время Твикли решил, что наконец пришло время подкрепиться. Тихонько выбравшись из кармана, он опять юркнул в кучу белых мешков. Из дырки, которую он прогрыз торчала плитка в красной бумажке, источающая сильный запах кофе. «Да это же… шоколад!» — подумал Твикли. Шоколад он пробовал лишь один раз, давно, когда случайно попал в дом, где жили люди. И вспоминал это с большим удовольствием – там тепло, светло, и много вкусных штучек. Твикли взялся за шоколад.

Очень скоро от шоколадки осталась только яркая красная обертка, а Твикли, наевшись до отвала, вдруг почувствовал, что безумно хочет спать. Под мешками было тепло, и Твикли, свернувшись калачиком, сам не заметил, как задремал. Проснулся он от того, что кто-то взял его в руки. «Смотри, дедушка, какой хороший! Это, наверное, он съел шоколадку. А что же мы будем дарить?» — спросила девочка у деда, держа Твикли в руках. Мышонок испуганно сжался: «Ох, сейчас накажут!» «Не беспокойся, внучка. Возможно, это будет, самый чудесный подарок в этот Новый год!» — сказал дед и подул на малыша. Твикли почувствовал, что опять засыпает. Девочка, немного подумав, надела на шею малыша красивый блестящий бант…

Проснулся Твикли от яркого солнечного света. Когда солнце перестало его слепить, он увидел два больших детских глаза, и почувствовал, что белую шерстку на его спине нежно гладят крохотные пальчики.

Сказка «Заяц, косач, медведь и Дед Мороз»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Злой голой осенью вот уж плохо стало жить лесному зверю! Плачет Заяц в кустах:

— Холодно мне, Заиньке, страшно мне, беленькому! Все кусты облетели, вся трава полегла, — негде мне от злых глаз схорониться. Надел шубку беленькую, а земля черным-черна, — всяк меня видит издалека, всяк меня гонит-ловит. Пропала моя головушка!

Косач-Тетерев с берёзы бормочет:

— Боюсь понизу бродить, боюсь ягоду клевать. На верховище сижу, кругом гляжу, одни серёжки клюю. Ветром меня на ветках качает, дождём меня мочит, — сидеть нет мочи!

Медведь ворчит:

— Вовсе в лесу есть нечего стало, — хоть к людям иди, коров дави; давно бы спать завалился, да земля гола, берлога кругом видна, — сейчас охотники найдут, сонного убьют.

Сговорились Заяц, Косач и Медведь, — послали Синицу за Дедом Морозом.

— Приходи к нам, Дед Мороз, принеси нам, Дед Мороз, снега, принеси нам, Дед Мороз, зиму!

Дед Мороз покряхтел, пришёл — мешок снега на лес высыпал. Стало кругом бело да ровно.

Заяц, косач, медведь и дед мороз читатьМедведь сказал:

— Вот и ладно. Спасибо тебе, Дед Мороз!

Залез под кучу валежника. Кучу снегом запорошило — и не видать, что там берлога.

Заяц сказал с оговорочкой:

— Спасибо тебе. Дедушка Мороз! Теперь не видно меня, беленького. Хороша твоя пороша, да вот тёплая, печатная: снег-то мягкий, пушной. Следишки мои на нём видны. Где ни ляжешь отдохнуть, — сейчас кто-нибудь найдёт.

А Косач — тот даже спасиба не сказал.

— Какая это, — бормочет, — зима, когда снегу — курице по колено, когда не прикрыл снег и лежачего полена! Зима наспех — курам на смех. Ни снегу, ни мороза. Что ж мне так всю зиму и болтаться на берёзе?

Пожалел его Дед Мороз, — давай снег на лес большими мешками валить да примораживать, чтобы крупитчатый был.

Косач сказал:

— Вот это дело! — да бух с берёзы в снег. Там и ночевал з в норке-то тепло и не видно.

Заяц сказал:

— Дедка Мороз, а со мной-то ты что делаешь! Легко ли мне по эдакому снегу бегать? Глубоко. Ведь по уши в него проваливаюсь! А тропой пойдёшь, — тут тебе и Лиса встречь, тут тебе и капканы наставлены. Ты меня, Заиньку, пожалей: сделай, чтобы сверху снег был корочкой.

А Медведь — тот ничего не сказал: спал.

Пожалел Дед Мороз Зайца. Стал днём снег растоплять, — побежали под валежник струечки. А ночью сырой-то снег сверху давай мостить-примораживать. Сделал наст — крепкую ледяную корку.

Заяц сказал:

— Вот тебе спасибочко-то, Дедушка Мороз! Теперь всё ладно. По насту бегу, не проваливаюсь. Даже и следишек моих на нём не видать.

Косач сказал:

— Да ты что, Дед! Я с вечера в мокрый-то снег бухнусь, поглубже закопаюсь, — ан утром хоть голову себе разбей: ледяная крыша над головой!

А Медведь как выскочит из берлоги, как рявкнет:

— Эй ты, старик! Что снег топишь, струйки пускаешь! Все штаны мне подмочил!

Шарахнулся от него Дед Мороз.

— А ну вас! — говорит. — Привереды! Кому чего, — на всех не угодишь. Я лучше восвояси уберусь.

И ушёл.

Ну, сказать, — лесное зверьё не больно долго о нём плакало: взамен ему Синица живо Весну привела. А Весна, — сами знаете, — всем красна. И нам, и всему лесному зверю люба.

Всех утешила и всех развеселила.

А как она это сделала, — о том другой сказ.

Владимир Сутеев «Ёлка»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Посмотрели сегодня утром ребята на календарь, а там последний листок остался.

Завтра Новый год! Завтра ёлка! Игрушки будут готовы, а вот ёлки нет. Решили ребята написать Деду Морозу письмо, чтобы он прислал ёлку из дремучего леса — самую пушистую, самую красивую.

Написали ребята вот такое письмо и скорей побежали во двор — Снеговика лепить.

Работали все дружно: кто снег сгребал, кто шары катал…

На голову Снеговику старое ведро надели, глаза из угольков сделали, а вместо носа воткнули морковку.

Хороший получился Снеговик-почтовик!

Дали ему ребята своё письмо и сказали:

Снеговик, Снеговик,

Храбрый снежный почтовик,

В тёмный лес пойдёшь

И письмо снесёшь.

Дед Мороз письмо получит —

Найдет в лесу ёлочку

Попушистее, получше,

В зелёных иголочках.

Эту ёлку поскорей

Принеси для всех детей!

Наступил вечер, ребята домой ушли, а Снеговик и говорит:

— Задали мне задачу! Куда мне идти теперь?

— Возьми меня с собой! — вдруг сказал щенок Бобик. — Я помогу тебе дорогу искать.

— Верно, вдвоём веселее! — обрадовался Снеговик. — Будешь меня с письмом охранять, дорогу запоминать.

Долго шли Снеговик и Бобик и наконец пришли в огромный, дремучий лес…

Выбежал навстречу им Заяц.

— Где тут Дед Мороз живёт? — спросил его Снеговик.

А Зайцу отвечать некогда: за ним Лиса гонится.

А Бобик: «Тяф, тяф» — и тоже за Зайцем вдогонку.

Опечалился Снеговик:

— Видно, придётся мне дальше одному идти.

Тут как раз метель поднялась; завыл, закружил снежный буран…

Задрожал Снеговик и… рассыпался. Остались на снегу только ведро, письмо и морковка.

Прибежала обратно Лиса, злая:

— Где тот, кто помешал мне Зайца догнать?

Смотрит: никого нет, только письмо на снегу лежит. Схватила письмо и убежала.

Вернулся Бобик:

— Где Снеговик?

Нет Снеговика.

В это время Лису Волк нагнал.

— Что несёшь, кума? — зарычал Волк. — Давай делиться!

— Не хочу делиться, самой пригодится, — сказала Лиса и побежала.

Волк — за ней.

А любопытная Сорока за ними полетела.

Плачет Бобик, а зайцы говорят ему:

— Так тебе и надо: не гоняй нас, не пугай нас!

— Не буду пугать, не буду гонять, — сказал Бобик, а сам ещё громче заплакал.

— Не плачь, мы тебе поможем, — сказали зайцы.

— А мы зайцам поможем, — сказали белки.

Стали зайцы Снеговика лепить, а белки — им помогать: лапками похлопывают, хвостиками обмахивают.

На голову ему опять ведро надели, глаза из угольков сделали, а вместо носа воткнули морковку.

— Спасибо, — сказал Снеговик, — что вы меня опять слепили. А теперь помогите мне Деда Мороза найти.

Повели его к Медведю. Медведь в берлоге спал — еле его разбудили.

Рассказал ему Снеговик про то, как послали его ребята с письмом к Деду Морозу.

— Письмо? — заревел Медведь. — Где оно?

Хватились — а письма-то и нет!

— Без письма вам Дед Мороз ёлку не даст, — сказал Медведь. — Лучше идите назад домой, а я вас из лесу провожу.

Вдруг, откуда ни возьмись, прилетела Сорока, трещит:

— Вот письмо! Вот письмо!

И рассказала Сорока, как письмо нашла.

А все было так.

Пошли все с письмом к Деду Морозу.

Снеговик спешит, волнуется: то с горки скатится, то в яму провалится, то за пень зацепится.

Хорошо, Медведь его выручал, а то бы опять рассыпался Снеговик.

Наконец пришли к Деду Морозу.

Прочитал Дед Мороз письмо и сказал:

— Что ж так поздно? Не успеешь ты, Снеговик, принести ребятам ёлку к Новому году.

Тут все за Снеговика стали заступаться, рассказали, что с ним было. Дед Мороз дал ему свои сани, и помчался Снеговик с ёлкой к ребятам.

Медведь к себе домой пошёл — спать до самой весны.

А утром Снеговик стоял на прежнем месте, только у него в руках вместо письма была ёлка.

Евгений Шварц «Два брата»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Деревья разговаривать не умеют и стоят на месте как вкопанные, но всё-таки они живые. Они дышат. Они растут всю жизнь. Даже огромные старики-деревья и те каждый год подрастают, как маленькие дети.

Стада пасут пастухи, а о лесах заботятся лесничие.

И вот в одном огромном лесу жил-был лесничий, по имени Чернобородый. Он целый день бродил взад и вперёд по лесу, и каждое дерево на своём участке знал он по имени.

В лесу лесничий всегда был весел, но зато дома он часто вздыхал и хмурился. В лесу у него всё шло хорошо, а дома бедного лесничего очень огорчали его сыновья. Звали их Старший и Младший. Старшему было двенадцать лет, а Младшему — семь. Как лесничий ни уговаривал своих детей, сколько ни просил, братья ссорились каждый день, как чужие.

И вот однажды — было это двадцать восьмого декабря утром — позвал лесничий сыновей и сказал, что ёлки к Новому году он им не устроит. За ёлочными украшениями надо ехать в город. Маму послать — её по дороге волки съедят. Самому ехать — он не умеет по магазинам ходить. А вдвоём ехать тоже нельзя. Без родителей старший брат младшего совсем погубит.

Старший был мальчик умный. Он хорошо учился, много читал и умел убедительно говорить. И вот он стал убеждать отца, что он не обидит Младшего и что дома всё будет в полном порядке, пока родители не вернутся из города.

— Ты даёшь мне слово? — спросил отец.

— Даю честное слово, — ответил Старший.

— Хорошо, — сказал отец. — Три дня нас не будет дома. Мы вернёмся тридцать первого вечером, часов в восемь. До этого времени ты здесь будешь хозяином. Ты отвечаешь за дом, а главное — за брата. Ты ему будешь вместо отца. Смотри же!

И вот мама приготовила на три дня три обеда, три завтрака и три ужина и показала мальчикам, как их нужно разогревать.

А отец принёс дров на три дня и дал Старшему коробку спичек. После этого запрягли лошадь в сани, бубенчики зазвенели, полозья заскрипели, и родители уехали.

Первый день прошёл хорошо. Второй — ещё лучше.

И вот наступило тридцать первое декабря. В шесть часов накормил Старший Младшего ужином и сел читать книжку «Приключения Синдбада-Морехода». И дошёл он до самого интересного места, когда появляется над кораблём птица Рок, огромная, как туча, и несёт она в когтях камень величиною с дом.

Старшему хочется узнать, что будет дальше, а Младший слоняется вокруг, скучает, томится. И стал Младший просить брата:

— Поиграй со мной, пожалуйста.

Их ссоры всегда так и начинались. Младший скучал без Старшего, а тот гнал брата безо всякой жалости и кричал: «Оставь меня в покое!»

И на этот раз кончилось дело худо. Старший терпел-терпел, потом схватил Младшего за шиворот, крикнул: «Оставь меня в покое!» — вытолкал его во двор и запер дверь.

А ведь зимой темнеет рано, и во дворе стояла уже тёмная ночь. Младший забарабанил в дверь кулаками и закричал:

— Что ты делаешь! Ведь ты мне вместо отца!

У Старшего сжалось на миг сердце, он сделал шаг к двери, но потом подумал:

«Ладно, ладно. Я только прочту пять строчек и пущу его обратно. За это время ничего с ним не случится».

И он сел в кресло и стал читать и зачитался, а когда опомнился, то часы показывали уже без четверти восемь.

Старший вскочил и закричал:

— Что же это! Что я наделал! Младший там на морозе, один, неодетый!

И он бросился во двор.

Стояла тёмная-тёмная ночь, и тихо-тихо было вокруг.

Старший во весь голос позвал Младшего, но никто ему не ответил.

Тогда Старший зажёг фонарь и с фонарём обыскал все закоулки во дворе.

Брат пропал бесследно.

Свежий снег запорошил землю, и на снегу не было следов Младшего. Он исчез, как будто его унесла птица Рок.

Старший горько заплакал и громко попросил у Младшего прощенья.

Но и это не помогло. Младший брат не отзывался.

Часы в доме пробили восемь раз, и в ту же минуту далеко-далеко в лесу зазвенели бубенчики.

«Наши возвращаются,- подумал с тоскою Старший.- Ах, если бы всё передвинулось на два часа назад! Я не выгнал бы младшего брата во двор. И теперь мы стояли бы рядом и радовались».

А бубенчики звенели всё ближе и ближе; вот стало слышно, как фыркает лошадь, вот заскрипели полозья, и сани въехали во двор. И отец выскочил из саней. Его чёрная борода на морозе покрылась инеем и теперь была совсем белая.

Вслед за отцом из саней вышла мать с большой корзинкой в руке. И отец и мать были веселы, — они не знали, что дома случилось такое несчастье.

— Зачем ты выбежал во двор без пальто? — спросила мать.

— А где Младший? — спросил отец. Старший не ответил ни слова.

— Где твой младший брат? — спросил отец ещё раз. И Старший заплакал. И отец взял его за руку и повёл в дом. И мать молча пошла за ними. И Старший всё рассказал родителям.

Кончив рассказ, мальчик взглянул на отца. В комнате было тепло, а иней на бороде отца не растаял. И Старший вскрикнул. Он вдруг понял, что теперь борода отца бела не от инея. Отец так огорчился, что даже поседел.

— Одевайся, — сказал отец тихо.- Одевайся и уходи. И не смей возвращаться, пока не разыщешь своего младшего брата.

— Что же, мы теперь совсем без детей останемся? — спросила мать плача, но отец ей ничего не ответил. И Старший оделся, взял фонарь и вышел из дому.

Он шёл и звал брата, шёл и звал, но никто ему не отвечал. Знакомый лес стеной стоял вокруг, но Старшему казалось, что он теперь один на свете. Деревья, конечно, живые существа, но разговаривать они не умеют и стоят на месте как вкопанные. А кроме того, зимою они спят крепким сном. И мальчику не с кем было поговорить. Он шёл по тем местам, где часто бегал с младшим братом. И трудно было ему теперь понять, почему это они всю жизнь ссорились, как чужие. Он вспомнил, какой Младший был худенький, и как на затылке у него прядь волос всегда стояла дыбом, и как он смеялся, когда Старший изредка шутил с ним, и как радовался и старался, когда Старший принимал его в свою игру. И Старший так жалел брата, что не замечал ни холода, ни темноты, ни тишины. Только изредка ему становилось очень жутко, и он оглядывался по сторонам, как заяц. Старший, правда, был уже большой мальчик, двенадцати лет, но рядом с огромными деревьями в лесу он казался совсем маленьким.

Вот кончился участок отца и начался участок соседнего лесничего, который приезжал в гости каждое воскресенье играть с отцом в шахматы. Кончился и его участок, и мальчик зашагал по участку лесничего, который бывал у них в гостях только раз в месяц. А потом пошли участки лесничих, которых мальчик видел только раз в три месяца, раз в полгода, раз в год. Свеча в фонаре давно погасла, а Старший шагал, шагал, шагал всё быстрее и быстрее.

Вот уже кончились участки таких лесничих, о которых Старший только слышал, но не встречал ни разу в жизни. А потом дорожка пошла всё вверх и вверх, и, когда рассвело, мальчик увидел: кругом, куда ни глянешь, всё горы и горы, покрытые густыми лесами.

Старший остановился.

Он знал, что от их дома до гор семь недель езды. Как же он добрался сюда за одну только ночь?

И вдруг мальчик услышал где-то далеко-далеко лёгкий звон. Сначала ему показалось, что это звенит у него в ушах. Потом он задрожал от радости, — не бубенчики ли это? Может быть, младший брат нашёлся и отец гонится за Старшим в санях, чтобы отвезти его домой?

Но звон не приближался, и никогда бубенчики не звенели так тоненько и так ровно.

— Пойду и узнаю, что там за звон,- сказал Старший.

Он шёл час, и два, и три. Звон становился всё громче и громче. И вот мальчик очутился среди удивительных деревьев, — высокие сосны росли вокруг, но они были прозрачные, как стёкла. Верхушки сосен сверкали на солнце так, что больно было смотреть. Сосны раскачивались на ветру, ветки били о ветки и звенели, звенели, звенели.

Мальчик пошёл дальше и увидел прозрачные ёлки, прозрачные берёзы, прозрачные клёны. Огромный прозрачный дуб стоял среди поляны и звенел басом, как шмель. Мальчик поскользнулся и посмотрел под ноги. Что это? И земля в этом лесу прозрачна! А в земле темнеют и переплетаются, как змеи, и уходят в глубину прозрачные корни деревьев.

Мальчик подошёл к берёзе и отломил веточку. И, пока он её разглядывал, веточка растаяла, как ледяная сосулька.

И Старший понял: лес, промёрзший насквозь, превратившийся в лёд, стоит вокруг. И растёт этот лес на ледяной земле, и корни деревьев тоже ледяные.

— Здесь такой страшный мороз, почему же мне не холодно? — спросил Старший.

— Я распорядился, чтобы холод не причинил тебе до поры до времени никакого вреда, — ответил кто-то тоненьким звонким голосом.

Мальчик оглянулся.

Позади стоял высокий старик в шубе, шапке и валенках из чистого снега. Борода и усы у старика были ледяные и позванивали тихонько, когда он говорил. Старик смотрел на мальчика не мигая. Не доброе и не злое лицо его было до того спокойно, что у мальчика сжалось сердце.

А старик, помолчав, повторил отчётливо, гладко, как будто он читал по книжке или диктовал:

— Я. Распорядился. Чтобы холод. Не причинил тебе. До поры до времени. Ни малейшего вреда. Ты знаешь, кто я?

— Вы как будто Дедушка Мороз? — спросил мальчик.

— Отнюдь нет! — ответил старик холодно. — Дедушка Мороз — мой сын. Я проклял его. Этот здоровяк слишком добродушен. Я — Прадедушка Мороз, а это совсем другое дело, мой юный друг. Следуй за мной.

И старик пошёл вперёд, неслышно ступая по льду своими мягкими белоснежными валенками.

Вскоре они остановились у высокого крутого холма. Прадедушка Мороз порылся в снегу, из которого была сделана его шуба, и вытащил огромный ледяной ключ. Щёлкнул замок, и тяжёлые ледяные ворота открылись в холме.

— Следуй за мной, — повторил старик.

— Но ведь мне нужно искать брата! — воскликнул мальчик.

— Твой брат здесь, — сказал Прадедушка Мороз спокойно.
— Следуй за мной.

И они вошли в холм, и ворота со звоном захлопнулись, и Старший оказался в огромном, пустом, ледяном зале. Сквозь открытые настежь высокие двери виден был следующий зал, а за ним ещё и ещё. Казалось, что нет конца этим просторным, пустынным комнатам. На стенах светились круглые ледяные фонари. Над дверью в соседний зал, на ледяной табличке, была вырезана цифра «2».

— В моём дворце сорок девять таких зал. Следуй за мной, — приказал Прадедушка Мороз.

Ледяной пол был такой скользкий, что мальчик упал два раза, но старик даже не обернулся. Он мерно шагал вперёд и остановился только в двадцать пятом зале ледяного дворца.

Посреди этого зала стояла высокая белая печь. Мальчик обрадовался. Ему так хотелось погреться.

Но в печке этой ледяные поленья горели чёрным пламенем. Чёрные отблески прыгали по полу. Из печной дверцы тянуло леденящим холодом. И Прадедушка Мороз опустился на ледяную скамейку у ледяной печки и протянул свои ледяные пальцы к ледяному пламени.

— Садись рядом, помёрзнем, — предложил он мальчику.

Мальчик ничего не ответил.

А старик уселся поудобнее и мёрз, мёрз, мёрз, пока ледяные поленья не превратились в ледяные угольки.

Тогда Прадедушка Мороз заново набил печь ледяными дровами и разжёг их ледяными спичками.

— Ну, а теперь я некоторое время посвящу беседе с тобою, — сказал он мальчику. — Ты. Должен. Слушать. Меня. Внимательно. Понял?

Мальчик кивнул головой.

И Прадедушка Мороз продолжал отчётливо и гладко:

— Ты. Выгнал. Младшего брата. На мороз. Сказав. Чтобы он. Оставил. Тебя. В покое. Мне нравится этот поступок. Ты любишь покой так же, как я. Ты останешься здесь навеки. Понял?

— Но ведь нас дома ждут! — воскликнул Старший жалобно.

— Ты. Останешься. Здесь. Навеки, — повторил Прадедушка Мороз.

Он подошёл к печке, потряс полами своей снежной шубы, и мальчик вскрикнул горестно. Из снега на ледяной пол посыпались птицы. Синицы, поползни, дятлы, маленькие лесные зверюшки, взъерошенные и окоченевшие, горкой легли на полу.

— Эти суетливые существа даже зимой не оставляют лес в покое, — сказал старик.

— Они мёртвые? — спросил мальчик.

— Я успокоил их, но не совсем, — ответил Прадедушка Мороз. — Их следует вертеть перед печкой, пока они не станут совсем прозрачными и ледяными. Займись. Немедленно. Этим. Полезным. Делом.

— Я убегу! — крикнул мальчик.

— Ты никуда не убежишь! — ответил Прадедушка Мороз твердо. — Брат твой заперт в сорок девятом зале. Пока что он удержит тебя здесь, а впоследствии ты привыкнешь ко мне. Принимайся за работу.

И мальчик уселся перед открытой дверцей печки. Он поднял с полу дятла, и руки у него задрожали. Ему казалось, что птица ещё дышит. Но старик не мигая смотрел на мальчика, и мальчик угрюмо протянул дятла к ледяному пламени.

И перья несчастной птицы сначала побелели, как снег. Потом вся она стала твёрдой, как камень. А когда она сделалась прозрачной, как стекло, старик сказал:

— Готово! Принимайся за следующую.

До поздней ночи работал мальчик, а Прадедушка Мороз неподвижно стоял возле.

Потом он осторожно уложил ледяных птиц в мешок и спросил мальчика:

— Руки у тебя не замёрзли?

— Нет, — ответил он.

— Это я распорядился, чтобы холод не причинил тебе до поры до времени никакого вреда,- сказал старик.- Но помни! Если. Ты. Ослушаешься. Меня. То я. Тебя. Заморожу. Сиди здесь и жди. Я скоро вернусь.

И Прадедушка Мороз, взяв мешок, ушёл в глубину дворца, и мальчик остался один.

Где-то далеко-далеко захлопнулась со звоном дверь, и эхо перекатилось по всем залам.

И Прадедушка Мороз вернулся с пустым мешком.

— Пришло время удалиться ко сну, — сказал Прадедушка Мороз. И он указал мальчику на ледяную кровать, которая стояла в углу. Сам он занял такую же кровать в противоположном конце зала.

Прошло две-три минуты, и мальчику показалось, что кто-то заводит карманные часы. Но он понял вскоре, что это тихонько храпит во сне Прадедушка Мороз.

Утром старик разбудил его.

— Отправляйся в кладовую, — сказал он. — Двери в неё находятся в левом углу зала. Принеси завтрак номер один. Он стоит на полке номер девять.

И мальчик пошёл в кладовую. Она была большая, как зал. Замороженная еда стояла на полках. И Старший принёс на ледяном блюде завтрак номер один.

И котлеты, и чай, и хлеб — всё было ледяное, и всё это надо было грызть или сосать, как леденцы.

— Я удаляюсь на промысел, — сказал Прадедушка Мороз, окончив завтрак. — Можешь бродить по всем комнатам и даже выходить из дворца.

И Прадедушка Мороз удалился, неслышно ступая своими белоснежными валенками, а мальчик бросился в сорок девятый зал. Он бежал, и падал, и звал брата во весь голос, но только эхо отвечало ему. И вот он добрался, наконец, до сорок девятого зала и остановился как вкопанный.

Все двери были открыты настежь, кроме одной, последней, над которой стояла цифра «49». Последний зал был заперт наглухо.

— Младший! — крикнул старший брат. — Я пришёл за тобой. Ты здесь?

«Ты здесь?» — повторило эхо.

Дверь была вырезана из цельного промёрзшего ледяного дуба. Мальчик уцепился ногтями за ледяную дубовую кору, но пальцы его скользили и срывались. Тогда он стал колотить в дверь кулаками, плечом, ногами, пока совсем не выбился из сил. И хоть бы ледяная щепочка откололась от ледяного дуба.

И мальчик тихо вернулся обратно, и почти тотчас же в зал вошёл Прадедушка Мороз.

И после ледяного обеда до поздней ночи мальчик вертел перед ледяным огнём несчастных замёрзших птиц, белок и зайцев.

Так и пошли дни за днями.

И все эти дни Старший думал, и думал, и думал только об одном: чем бы разбить ему ледяную дубовую дверь. Он обыскал всю кладовую. Он ворочал мешки с замороженной капустой, с замороженным зерном, с замороженными орехами, надеясь найти топор. И он нашёл его наконец, но и топор отскакивал от ледяного дуба, как от камня.

И Старший думал, думал, и наяву и во сне, всё об одном, всё об одном.

И старик хвалил мальчика за спокойствие. Стоя у печки неподвижно, как столб, глядя, как превращаются в лёд птицы, зайцы, белки, Прадедушка Мороз говорил:

— Нет, я не ошибся в тебе, мой юный друг. «Оставь меня в покое!» — какие великие слова. С помощью этих слов люди постоянно губят своих братьев. «Оставь меня в покое!» Эти. Великие. Слова. Установят. Когда-нибудь. Вечный. Покой. На земле.

И отец, и мать, и бедный младший брат, и все знакомые лесничие говорили просто, а Прадедушка Мороз как будто читал по книжке, и разговор его наводил такую же тоску, как огромные пронумерованные залы.

Старик любил вспоминать о древних-древних временах, когда ледники покрывали почти всю землю.

— Ах, как тихо, как прекрасно было тогда жить на белом, холодном свете! — рассказывал он, и его ледяные усы и борода звенели тихонько.- Я был тогда молод и полон сил. Куда исчезли мои дорогие друзья — спокойные, солидные, гигантские мамонты! Как я любил беседовать с ними! Правда, язык мамонтов труден. У этих огромных животных и слова были огромные, необычайно длинные. Чтобы произнести одно только слово на языке мамонтов, нужно было потратить двое, а иногда и трое суток. Но. Там. Некуда. Было. Спешить.

И вот однажды, слушая рассказы Прадедушки Мороза, мальчик вскочил и запрыгал на месте как бешеный.

— Что значит твоё нелепое поведение? — спросил старик сухо.

Мальчик не ответил ни слова, но сердце его так и стучало от радости.

Когда думаешь всё об одном и об одном, то непременно в конце концов придумаешь, что делать.

Спички!

Мальчик вспомнил, что у него в кармане лежат те самые спички, которые ему дал отец, уезжая в город.

И на другое же утро, едва Прадедушка Мороз отправился на промысел, мальчик взял из кладовой топор и верёвку и выбежал из дворца.

Старик пошёл налево, а мальчик побежал направо, к живому лесу, который темнел за прозрачными стволами ледяных деревьев. На самой опушке живого леса лежала в снегу огромная сосна. И топор застучал, и мальчик вернулся во дворец с большой вязанкой дров.

У ледяной дубовой двери в сорок девятый зал мальчик разложил высокий костёр. Вспыхнула спичка, затрещали щепки, загорелись дрова, запрыгало настоящее пламя, и мальчик засмеялся от радости. Он уселся у огня и грелся, грелся, грелся.

Дубовая дверь сначала только блестела и сверкала так, что больно было смотреть, но вот, наконец, вся она покрылась мелкими водяными капельками. И когда костёр погас, мальчик увидел: дверь чуть-чуть подтаяла.

— Ага! — сказал он и ударил по двери топором. Но ледяной дуб по-прежнему был твёрд, как камень.

— Ладно! — сказал мальчик. — Завтра начнем сначала.

Вечером, сидя у ледяной печки, мальчик взял и осторожно припрятал в рукав маленькую синичку. Прадедушка Мороз ничего не заметил. И на другой день, когда костёр разгорелся, мальчик протянул птицу к огню.

Он ждал, ждал, и вдруг клюв у птицы дрогнул, и глаза открылись, и она посмотрела на мальчика.

— Здравствуй! — сказал ей мальчик, чуть не плача от радости. — Погоди, Прадедушка Мороз! Мы ещё поживём!

И каждый день теперь отогревал мальчик птиц, белок и зайцев. Он устроил своим новым друзьям снеговые домики в уголках зала, где было потемнее. Домики эти он устлал мохом, который набрал в живом лесу. Конечно, по ночам было холодно, но зато потом, у костра, и птицы, и белки, и зайцы запасались теплом до завтрашнего утра.

Мешки с капустой, зерном и орехами теперь пошли в дело. Мальчик кормил своих друзей до отвала. А потом он играл с ними у огня или рассказывал о своём брате, который спрятан там, за дверью.

И ему казалось, что и птицы, и белки, и зайцы понимают его.

И вот однажды мальчик, как всегда, принёс вязанку дров, развёл костёр и уселся у огня. Но никто из его друзей не вышел из своих снеговых домиков.

Мальчик хотел спросить: «Где же вы?» — но тяжёлая ледяная рука с силой оттолкнула его от огня.

Это Прадедушка Мороз подкрался к нему, неслышно ступая своими белоснежными валенками.

Он дунул на костёр, и поленья стали прозрачными, а пламя чёрным. И когда ледяные дрова догорели, дубовая дверь стала такою, как много дней назад.

— Ещё. Раз. Попадёшься. Заморожу! — сказал Прадедушка Мороз холодно. И он поднял с пола топор и запрятал его глубоко в снегу своей шубы.

Целый день плакал мальчик. И ночью с горя заснул как убитый. И вдруг он услышал сквозь сон: кто-то осторожно мягкими лапками барабанит по его щеке.

Мальчик открыл глаза.

Заяц стоял возле.

И все его друзья собрались вокруг ледяной постели. Утром они не вышли из своих домиков, потому что почуяли опасность. Но теперь, когда Прадедушка Мороз уснул, они пришли на выручку к своему другу.

Когда мальчик проснулся, семь белок бросились к ледяной постели старика. Они нырнули в снег шубы Прадедушки Мороза и долго рылись там. И вдруг что-то зазвенело тихонечко.

— Оставьте меня в покое, — пробормотал во сне старик.

И белки спрыгнули на пол и побежали к мальчику.

И он увидел: они принесли в зубах большую связку ледяных ключей.

И мальчик всё понял.

С ключами в руках бросился он к сорок девятому залу. Друзья его летели, прыгали, бежали следом.

Вот и дубовая дверь.

Мальчик нашёл ключ с цифрой «49». Но где замочная скважина? Он искал, искал, искал… но напрасно.

Тогда поползень подлетел к двери. Цепляясь лапками за дубовую кору, поползень принялся ползать по двери вниз головою. И вот он нашёл что-то. И чирикнул негромко. И семь дятлов слетелись к тому месту двери, на которое указал поползень.

И дятлы терпеливо застучали своими твёрдыми клювами по льду. Они стучали, стучали, стучали, и вдруг четырёхугольная ледяная дощечка сорвалась с двери, упала на пол и разбилась.

А за дощечкой мальчик увидел большую замочную скважину. И он вставил ключ и повернул его, и замок щёлкнул, и упрямая дверь открылась наконец со звоном.

И мальчик, дрожа, вошёл в последний зал ледяного дворца. На полу грудами лежали прозрачные ледяные птицы и ледяные звери.

А на ледяном столе посреди комнаты стоял бедный младший брат. Он был очень грустный и глядел прямо перед собой, и слезы блестели у него на щеках, и прядь волос на затылке, как всегда, стояла дыбом. Но он был весь прозрачный, как стеклянный, и лицо его, и руки, и курточка, и прядь волос на затылке, и слезы на щеках — всё было ледяное. И он не дышал и молчал, ни слова не отвечая брату. А Старший шептал:

— Бежим, прошу тебя, бежим! Мама ждёт! Скорее бежим домой!

Не дождавшись ответа, Старший схватил своего ледяного брата на руки и побежал осторожно по ледяным залам к выходу из дворца, а друзья его летели, прыгали, мчались следом.

Прадедушка Мороз по-прежнему крепко спал. И они благополучно выбрались из дворца.

Солнце только что встало. Ледяные деревья сверкали так, что больно было смотреть. Старший побежал к живому лесу осторожно, боясь споткнуться и уронить Младшего. И вдруг громкий крик раздался позади.

Прадедушка Мороз кричал тонким голосом так громко, что дрожали ледяные деревья:

— Мальчик! Мальчик! Мальчик!

Сразу стало страшно холодно. Старший почувствовал, что у него холодеют ноги, леденеют и отнимаются руки. А Младший печально глядел прямо перед собой, и застывшие слезы его блестели на солнце.

— Остановись! — приказал старик. Старший остановился.

И вдруг все птицы прижались к мальчику близко-близко, как будто покрыли его живой тёплой шубой.

И Старший ожил и побежал вперёд, осторожно глядя под ноги, изо всех сил оберегая младшего брата.

Старик приближался, а мальчик не смел бежать быстрее, — ледяная земля была такая скользкая. И вот, когда он уже думал, что погиб, зайцы вдруг бросились кубарем под ноги злому старику. И Прадедушка Мороз упал, а когда поднялся, то зайцы ещё раз и ещё раз свалили его на землю. Они делали это дрожа от страха, но надо же было спасти лучшего своего друга. И когда Прадедушка Мороз поднялся в последний раз, то мальчик, крепко держа в руках своего брата, уже был далеко внизу, в живом лесу. И Прадедушка Мороз заплакал от злости. И когда он заплакал, сразу стало теплее. И Старший увидел, что снег быстро тает вокруг, и ручьи бегут по оврагам. А внизу, у подножия гор, почки набухли на деревьях.

— Смотри — подснежник! — крикнул Старший радостно.

Но Младший не ответил ни слова. Он по-прежнему был неподвижен, как кукла, и печально глядел прямо перед собой.

— Ничего. Отец всё умеет делать! — сказал Старший Младшему.- Он оживит тебя. Наверное оживит!

И мальчик побежал со всех ног, крепко держа в руках брата. До гор Старший добрался так быстро с горя, а теперь он мчался, как вихрь, от радости. Ведь всё-таки брата он нашёл.

Вот кончились участки лесничих, о которых мальчик только слышал, и замелькали участки знакомых, которых мальчик видел раз в год, раз в полгода, раз в три месяца. И чем ближе было к дому, тем теплее становилось вокруг. Друзья-зайцы кувыркались от радости, друзья-белки прыгали с ветки на ветку, друзья-птицы свистели и пели. Деревья разговаривать не умеют, но и они шумели радостно, — ведь листья распустились, весна пришла.

И вдруг старший брат поскользнулся.

На дне ямки, под старым клёном, куда не заглядывало солнце, лежал подтаявший тёмный снег.

И Старший упал.

И бедный Младший ударился о корень дерева.

Сразу тихо-тихо стало в лесу.

И из снега вдруг негромко раздался знакомый тоненький голос:

— Конечно! От меня. Так. Легко. Не уйдёшь!

И Старший упал на землю и заплакал так горько, как не плакал ещё ни разу в жизни. Нет, ему нечем было утешиться.

Он плакал и плакал, пока не уснул с горя как убитый.

А птицы собрали Младшего по кусочкам, и белки сложили кусочек с кусочком своими цепкими лапками и склеили берёзовым клеем. И потом все они тесно окружили Младшего как бы живой тёплой шубкой. А когда взошло солнце, то все они улетели прочь. Младший лежал на весеннем солнышке, и оно осторожно, тихонечко согревало его. И вот слезы на лице у Младшего высохли. И глаза спокойно закрылись. И руки стали тёплыми. И курточка стала полосатой. И башмаки стали чёрными. И прядь волос на затылке стала мягкой. И мальчик вздохнул раз, и другой, и стал дышать ровно и спокойно, как всегда дышал во сне.

И когда Старший проснулся, брат его, целый и невредимый, спал на холмике. Старший стоял и хлопал глазами, ничего не понимая, а птицы свистели, лес шумел, и громко журчали ручьи в канавах.

Но вот Старший опомнился, бросился к Младшему и схватил его за руку.

А тот открыл глаза и спросил как ни в чём не бывало:

— А, это ты? Который час?

И Старший обнял его и помог ему встать, и оба брата помчались домой.

Мать и отец сидели рядом у открытого окна и молчали. И лицо у отца было такое же строгое и суровое, как в тот вечер, когда он приказал Старшему идти на поиски брата.

— Как птицы громко кричат сегодня, — сказала мать.

— Обрадовались теплу, — ответил отец.

— Белки прыгают с ветки на ветку, — сказала мать.

— И они тоже рады весне, — ответил отец.

— Слышишь?! — вдруг крикнула мать.

— Нет, — ответил отец. — А что случилось?

— Кто-то бежит сюда!

— Нет! — повторил отец печально. -Мне тоже всю зиму чудилось, что снег скрипит под окнами. Никто к нам не прибежит.

Но мать была уже во дворе и звала:

— Дети, дети!

И отец вышел за нею. И оба они увидели: по лесу бегут Старший и Младший, взявшись за руки.

Родители бросились к ним навстречу.

И когда все успокоились немного и вошли в дом, Старший взглянул на отца и ахнул от удивления.

Седая борода отца темнела на глазах, и вот она стала совсем чёрной, как прежде. И отец помолодел от этого лет на десять.

С горя люди седеют, а от радости седина исчезает, тает, как иней на солнце. Это, правда, бывает очень-очень редко, но всё-таки бывает.

И с тех пор они жили счастливо.

Правда, Старший говорил изредка брату:

— Оставь меня в покое.

Но сейчас же добавлял:

— Не надолго оставь, минут на десять, пожалуйста. Очень прошу тебя.

И Младший всегда слушался, потому что братья жили теперь дружно.

Ирис Ревю «Сказка про Новый год»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Жил-был Дед Мороз. Он был высокий, статный и с богатой белой бородой. Жил он в красивом теремке с расписными ставнями, высоким крылечком и узорчатыми стёклышками в освещенных окнах. Каждую зиму Дед Мороз поздравлял всех жителей Сказочного леса с Новым годом. Обитатели Сказочного леса наряжались в карнавальные костюмы, и невозможно было понять, кто из них лиса, а кто заяц. Дед Мороз поздравлял всех, и нередко захаживал в соседний, Лазоревый лес, поздравить местных жителей с Новым годом.

Однажды произошла история. Раным-рано к Деду Морозу прилетела синичка-невеличка и сказала ему, что Баба-Яга просит к ней в гости прийти.

— Что надо почтенной плутовке? – подумал Дед Мороз, но отказываться от приглашения не стал.

— К обеду приду, — сказал Дед Мороз.

Но к обеду прийти у него не получилось, и он показался у домика на курьих ножках только к вечеру. У самого домика Бабы-Яги стоял пень. Дед Мороз нечаянно коснулся его своим посохом, пень качнулся, отряхнулся и промямлил:

— По какому-такому делу пожаловал?

— Сама Баба-Яга вызвала, — ответил Дед Мороз.

— Проходи, — миролюбиво сказал пень.

Баба-Яга угостила Деда Мороза баранками, а потом говорит:

— В самом Далёком-предалёком лесу тебя, Мороз Красный Нос, никогда и не видывали. А ёлок там отродясь не было; там только дубы-колдуны растут. Собирайся, отвези туда новогоднюю ёлочку да подарки жителям леса.

— А на чём же я туда поеду? – спросил Дед Мороз. – Мои кони и дорогу-то туда не знают.

— Так и быть, поедем вместе в моей ступе, — сказала Баба-Яга.

— Но она для нас двоих маловата будет, — заметил Дед Мороз.

— Об этом не беспокойся, — произнесла Баба-Яга.

— Ты что такая добрая стала? – засомневался Дед Мороз.

— Так ты в кои века мне нынче подарок сделал – метлу новую подарил и печь починил, а то я, старая, совсем замерзать стала.

И решили они на следующее утро полететь в Далёкий-предалёкий лес. Дед Мороз шубу потеплее надел, взял подарки и ёлочку новогоднюю. А Баба-Яга рукавицы меховые нашла, да носки шерстяные натянула, а подарки никакие не взяла, потому что Бабы-Ёжки никаких подарков не дарят, да она и метлой махала.

Постучала Баба-Яга метлой по своей ступе, та тут же увеличилась в размерах, сели Дед Мороз и Баба-Яга в ступу и полетели.

Долго ли, коротко ли, а прилетели они в Далёкий-предалёкий лес. Как увидели жители леса летящую Бабу-Ягу, так попрятались кто куда.

Приземлились Дед Мороз и Баба Яга, собрались поздравить жителей Далёкого-предалёкого леса с Новым годом, а никого нет. Кричали они, надрывались, никого нет. Что делать? Кого поздравлять?

А с ними в полёт синичка-невеличка увязалась. Когда Дед Мороз и Баба Яга в дорогу собирались, юркнула она в карман шубы Деда Мороза, там и просидела всю дорогу.

Когда Дед Мороз и Баба-Яга зверей и птиц разыскивать начали, выбралась она из кармана, и говорит:

— Не волнуйтесь, я сейчас приведу к вам зверей и птиц.

И полетела она здешних синичек разыскивать. Разыскала и рассказала им, что Дед Мороз и Баба-Яга прилетели, чтобы всех поздравить с Новым годом и подарить подарки. И ещё кое-что привезли.

Это оказалась новогодняя ёлочка, которую увидели жители самого Далёкого-предалёкого леса, прибежавшие на Серебристую поляну. Их пригласили многочисленные синицы.

Жители самого Далёкого-предалёкого леса ахнули, рассмотрев красавицу-ёлку с игрушками, фонариками и огоньками. Дед Мороз вручил всем подарки, а Баба-Яга рассказала новогоднюю сказку. Синичка-невеличка загадывала загадки.

А когда часы Деда Мороза пробили двенадцать раз, все дружно закричали:

— С Новым годом! Ура!

И дружно водили хороводы. А потом маленький воробей сказал, что он устал и хочет спать. Спать захотели и лисята, волчата, бельчата.

Что ж! Сон – это тоже маленький праздник. Праздник счастливых событий, сказочных превращений. Во сне дети растут. Это же здорово!

Расти и ты, дружок. Набирайся сил и здоровья. Дед Мороз просил передать тебе, что всё у тебя будет хорошо!

Сказка «Встреча Нового года в лесу»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Пришла зима. Лесные жители трудились все лето, запасая себе припасы на зиму. Еды у всех было вдоволь и морозы им были не страшны. На улице стояла прекрасная зимняя погода, порошил легкий снежок, было тихо и спокойно. Приближался Новый Год и лесные зверушки с нетерпением ожидали прихода Деда Мороза.

Он всегда приносил большие подарки своим друзьям зверятам. Белки, зайчата, ежата и даже Потапыч медведь высматривали во все стороны не едет ли к ним Дед Мороз. Каждому хотелось заметить его первым и получить самый большой подарок! И вот наступил долгожданный момент.

Послышался шум с северной стороны леса, это ехал Дед Мороз на своем новом снегоходе. Он вез в своих санях большую елку со звездой на макушке и много-много подарков. Дед Мороз выбрал большую поляну, запорошенную пушистым и хрустящим снегом и решил остановиться здесь.

Не успел он остановиться и выйти из своей машины, как из-под куста шиповника к нему выбежал заяц Ермолка. Он первым увидел приход Деда Мороза и с радостью побежал к нему, — ведь теперь ему достанется самый большой подарок, думал он. А Дед Мороз уже вытащил свой огромный мешок с подарками, поставил его на снег рядом с елками, оглянулся вокруг и подумал: «Непорядок… Надо елку нарядить, чтобы мои друзья смогли весело встретить Новый Год».

Дед Мороз хлопнул в ладоши три раза и вмиг маленькая елочка рядом с мешком подарков засветилась огоньками и оделась в елочные игрушки: красочные шары, шишки и звезды. Ермолка от восторга даже замер:

— Спасибо, Дедушка Мороз! — радостно прокричал он.

— А какой подарок ты мне привез? — спросил зайчик у Деда Мороза.

— А что ты хочешь? Выбирай сам, у меня подарков на всех хватит!

И Ермолка выбрал себе из мешка большую-пребольшую шоколадную морковку, кулек с конфетами и яблоками, и деревянную машинку.

— Ну, а теперь зови своих друзей, а то мне нужно еще много мест объехать и раздать всем ребятам подарки!- сказал Дед Мороз.

Ермолка залез на пенек и начал звонить в колокольчик, созывая лесных жителей. Вскоре из леса выехал Ёжик. Он решил, что на лыжах доберется гораздо быстрей и помчался на поляну как только услышал звон колокольчика. На нем была вязаная красная шапочка, а на руках красивые вышитые рукавички. Глаза Ёжика светились радостью в предвкушении подарков. И Дед Мороз достал из своего мешка целую корзину конфет и большое яблоко. Этого хватит на всю дружную семью Ёжика!

Он радостно поблагодарил Деда Мороза и поспешил с подарками домой, чтобы обрадовать свою жену-ежиху и маленьких ежат. Потом прибежали белочки. Они быстро добрались до снежной поляны, весело прыгая с ветки на ветку деревьев.

Дед Мороз подарил одной белочке дудочку, а для зайчика вытащил барабан и он вместе с белочкой весело заиграл на весь лес. Рядом с белкой на ветку прилетела и уселась целая стая синичек. Они гордо выставили свои желтые грудки вперед и начали подпевать друзьям. А мама-белочка, получив большой кулек от Деда Мороза, поспешила в свой домик, расположенный в стволе большой лесной елки. Ее детки Рыжик, Пушистик и Хохотун выскочили навстречу маме, визжа и прыгая от восторга:

-Ура! Ура! Подарки от Деда Мороза! — кричали они.

— Да, это вам Дедушка Мороз передал, и еще он пожелал всем нам весело встретить Новый Год! — ответила мама-бельчиха. А заяц Ермолка, получив свой подарок, смеясь побежал в лес. Ему вместе с конфетами досталась красивая карнавальная маска. Он так этому обрадовался, одел на себя маску и прыгал от удовольствия с ноги на ногу. Ермолка даже не заметил как к нему подошел Потапыч.

Мишка никогда ничего подобного в своей жизни не видел и от страха полез на дерево. Тут Ермолка, увидев мишку, залезшего на тоненькую березку, которая вот-вот переломится под его тяжестью, рухнул на снег и стал безудержно хохотать.

— Потапыч, да ведь это же я, Ермолка! — сквозь смех, еле выдавил заяц и стянул с себя карнавальную маску.

-Так это ты, заяц, меня так напугал? — перевел дыхание Потапыч и начал спускаться с березы.

-Я-я! Вот смеху-то будет, когда я расскажу остальным как ты струсил!- весело отозвался Ермолка, все еще катаясь от смеха по снегу.

-Ну ты, это … брось! Сам натянул непонятно что на морду и еще смеешься! -обидчиво сказал Потапыч.

-Ну ладно, я пошутил, мы же друзья!

-Я не скажу никому, вот только и вправду было так весело, когда я увидел тебя на дереве! Это мне Дед Мороз подарил! А ты еще не был на большой снежной поляне? Там Дед Мороз раздает всем подарки!

-Я как раз туда и шел.

-Пойдем со мной?

-Конечно пойдем! Я видел Дед Мороз для тебя приготовил особенный подарок, он тебе обязательно понравится!

И друзья поспешили к снежной поляне. А там веселье было уже в самом разгаре! В центре поляны веселый хор зайчиков распевал новогодние песни. Они одели нарядные бабочки на шею и получился самый настоящий хор!

Им тут же подыгрывало трио зайцев на барабане, балалайке и трубе. Получился самый настоящий концерт! А мишка Потапыч обнаружил для себя целую бочку меда! Как же он был рад! Потапыч схватил бочку и от счастья начал кружиться с ней вокруг танцующих зверят. Ох и веселье стояло на поляне!

Дед Мороз же, раздав всем подарки, поспешил к другим зверятам и ребятам, ожидающих его. Он пожелал всем счастливого Нового Года, сел на свой снегоход и помчался дальше. А зверята еще долго пели песни, плясали и веселились!

Зайчик Ермолка сбегал домой за своим большим фотоаппаратом, который ему подарил Дед Мороз в прошлом году, и фотографировал всех желающих! Мишка Потапыч с наслаждением уплетал мед все поглядывая на будильник, чтобы не пропустить 12 часов. И когда стрелки часов показали ровно полночь, все радостно захлопали в ладоши, стали прыгать, обнимать друг друга и поздравлять с Новым годом. Вот какой веселый получился у лесных зверят Новый Год!

Русская народная сказка «Морозко»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Живало-бывало, – жил дед да с другой женой. У деда была дочка и у бабы была дочка. Все знают, как за мачехой жить: перевернешься – бита и недовернешься – бита. А родная дочь что ни сделает – за все гладят по головке: умница. Падчерица и скотину поила-кормила, дрова и воду в избу носила, печь топила, избу мела еще до свету… Ничем старухе не угодить – все не так, все худо.морозко2

Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба расходится – не скоро уймется. Вот мачеха и придумала падчерицу со свету сжить.

– Вези, вези ее, старик, – говорит мужу, – куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали! Вези ее в лес, на трескучий мороз.морозко4

Старик затужил, заплакал, однако делать нечего, бабы не переспоришь. Запряг лошадь: – Садись, милая дочь, в сани. Повез бездомную в лес, свалил в сугроб под большую ель и уехал.морозко7

Девушка сидит под елью, дрожит, озноб ее пробирает. Вдруг слышит – невдалеке Морозко по елкам потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает. Очутился на той ели, под которой девица сидит, и сверху ее спрашивает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко стал ниже спускаться, сильнее потрескивает, пощелкивает:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?морозко8

Она чуть дух переводит:

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко еще ниже спустился, пуще затрещал, сильнее защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, лапушка?

Девица окостеневать стала, чуть-чуть языком шевелит:

– Ой, тепло, голубчик Морозушко!

Тут Морозко сжалился над девицей, окутал ее теплыми шубами, отогрел пуховыми одеялами. А мачеха по ней уж поминки справляет, печет блины и кричит мужу:

– Ступай, старый хрыч, вези свою дочь хоронить!

Поехал старик в лес, доезжает до того места, – под большою елью сидит его дочь, веселая, румяная, в собольей шубе, вся в золоте, в серебре, и около – короб с богатыми подарками.морозко9

Старик обрадовался, положил все добро в сани, посадил дочь, повез домой. А дома старуха печет блины, а собачка под столом:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха бросит ей блин:

– Не так тявкаешь! Говори: «Старухину дочь замуж берут, а стариковой дочери косточки везут…»

Собака съест блин и опять:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха блины ей кидала и била ее, а собачка – все свое…морозко3

Вдруг заскрипели ворота, отворилась дверь, в избу идет падчерица – в злате-серебре, так и сияет. А за ней несут короб высокий, тяжелый. Старуха глянула и руки врозь…

– Запрягай, старый хрыч, другую лошадь! Вези, вези мою дочь в лес да посади на то же место…морозко11

Старик посадил старухину дочь в сани, повез ее в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Старухина дочь сидит, зубами стучит. А Морозко по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на старухину дочь поглядывает:

– Тепло ли тебе, девица?

А она ему:

– Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко…

морозко12Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко…

Еще ниже спустился Морозко, сильнее приударил, затрещал, защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко!

Рассердился Морозко да так хватил, что старухина дочь окостенела. Чуть свет старуха посылает мужа:

– Запрягай скорее, старый хрыч, поезжай за дочерью, привези ее в злате-серебре… Старик уехал. А собачка под столом:

– Тяф! Тяф! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут.

Старуха кинула ей пирог: – Не так тявкаешь! Скажи: «Старухину дочь в злате-серебре везут…»

А собачка – все свое: – Тяф, тяф! Старухиной дочери в мешке косточки везут…

Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочь. Рогожу отвернула, а дочь лежит в санях мертвая. Заголосила старуха, да поздно.

Сказка «Новогоднее приключение Деда Мороза»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Случилась эта история под Новый год. И если бы ее не рассказал мне сам Дед Мороз, я бы ни за что не поверила. А дело было так…
Как обычно, в последний день старого года, собрался Дед Мороз к ребятам на елку. Конечно же,с мешком, доверху наполненным подарками: были здесь и куклы «Барби», и трансформеры, и сладкие подарки.
Вообщем, нагрузился по полной. все бы хорошо,да по пути заблудился в лесу.Что делать?И по звездам пытался дорогу найти, и «аукал», в надежде, что кто-нибудь его услышит,и у зайчишки спрашивал,да никакого толка из этого не вышло. Совсем растерялся старичок, сел на пенек, закручинился.

Вдруг видит-Баба Яга в ступе летит. Побежал вслед за ней и оказался на полянке.

Посредине стоит избушка на курьих ножках,а на крыше «тарелка»- спутниковая антенна висит,и на пороге Баба Яга сидит и ухмыляется:
— Что,голубчик,заблудился,поди?
-Да есть чуть-чуть, — отвечает ей Дед Мороз. Помоги,Бабуся Ягуся, пожалуйста, из леса выбраться, я к ребятам на новогоднюю елку опаздываю.
И так смотрит на нее умоляюще, прямо как Кот в мультфильме про Шрека.
-Ишь ты, какой прыткий! У всех значит Новый год, подарки под елкой, веселье, фейерверки, а я одна-одинешенька в эту чудную ночь должна остаться! Одна отрада у меня-интернет,да спутниковое телевидение.
Удивился Дед Мороз и спрашивает:
— А зачем тебе интернет, Ягуся?
-Как зачем! Я по интернету с подружками по всему миру общаюсь. Вот в Америке, например, миссис Ёжка живет,так я с ней каждый день новостями делюсь, другая- в Башкирии живет, Алмауз Кампыр ее зовут. Ох,и проказница такая!Натворит дел и мне рассказывает. А ты, старый,говоришь: «Зачем?».
Смекнул тут Дед Мороз и обрадовался:
-Так ты ж моя хорошая, самая обаятельная и привлекательная,дорогая моя бабуся! Ты-то и твой интернет мне и поможете из этого леса выбраться!
А Баба Яга ему в ответ:
-Да почему не помочь хорошему человеку!Не переживай,помогу.Только сначала и ты,касатик, меня уважь,посиди со мной за праздничным столом.Я и пироги в микроволновке испекла,и салат из крабовых палочек сделала,и квас настояла.
Посидел Дед Мороз с Бабой Ягой за праздничным столом,наелся салатов,напился квасу и стал прощаться:
— Спасибо тебе, бабулечка-красотулечка, за угощенье и помощь. Пора мне дальше в путь двигаться.
Показала Баба Яга дорогу Деду Морозу и стала смотреть по телевизору «Голубой огонек».
Шел Дед Мороз, шел в указанном направлении,да опять заблудился. Не знает куда дальше двигаться.Но и на этот раз повезло старичку. Встретился ему Леший, рассказал про свою жизнь нелегкую, посетовал, что мобильный телефон разрядился и он не сможет ни сам поздравить с праздником родных и знакомых,ни принять от них поздравления. Решил тогда Дед Мороз хоть как-то скрасить жизнь Лешему и подарил ему Снеговика:
— Вот теперь не скучно тебе будет в лесу.

Поблагодарил Леший Деда Мороза:
— Спасибо, Дед Мороз,за друга, а дорогу тебе покажет вот этот прибор-спутниковый навигатор называется.
Взял Дед Мороз электронный путеводитель и пошел дальше,да и на меня наткнулся. Я как раз в это время по лесу гуляла, любовалась деревьями в зимних шубах,вдыхала чистый лесной воздух. Поведал мне дедушка про свои новогодние приключения. Вывела я его из леса,и мы вместе отправились к детям на праздник,где самый добрый и веселый дедушка подарил всем ребятам подарки. И мне ведь подарок от него достался. Ну и волшебник,а не дедушка!
Вот такую новогоднюю историю я решила вам и рассказать, а с Дедом Морозом мы подружились и договорились в этом же лесу, на этом же месте на следующий Новый год встретиться.

Сказка «Про Деда Мороза»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
На улице был солнечный, но морозный день. Все дети ожидали Нового Года. Они знали, что именно этой зимой у них будет веселый праздник, ведь они весь год очень хорошо и старательно себя вели и надеялись на волшебные подарки.

Но на другой стороне мира, где — то в Лапландии, Дед Мороз заболел и был совсем другого мнения относительно этого Нового Года. Он очень тяжело заболел и, как бы ему не хотелось взлететь в небо на своих быстрых санях (которые ему на днях подарил американский Санта Клаус), он не мог даже встать, чтобы испечь себе любимых блинов с бананами. Но вот однажды из волшебного леса в гости к Деду Морозу прибежал Зайчик — Ушастик.

— Дедушка, дедушка, что это с вами случилось, — спросил зайчик. — Какой — то вы бледноватый. Заболели?

— Ой, Ушастик, и не спрашивай … Заболел, уже совсем не то здоровье.

— Вот я и думаю, что — то здесь не то случилось! Потому, что бегаю уже третий день у вашего домика, а вас все не видно и не видно. И дров уже не рубили давно.

— Да какие там дрова, — сказал Дед, — я едва дышу. Ой, зайчик, если тебе не трудно, испеки — ка мне блинчиков с бананами. А то целыми днями не ем, а так уже хочется, так хочется, — сказал Дед Мороз и разразился страшным кашлем.

— Нет, Дед, — взволнованно произнес Ушастик, — какие там бананы, Вам лечиться нужно. Новый Год на носу.

И не дожидаясь, что на это ответит Дед Мороз, Зайчик вскочил на двор и направился в лес. Там уж точно кто — то знает, как помочь Деду Морозу. Бежал, бежал Ушастик и вспомнил, что у Медвежонка есть мед, а он вкусный и полезный. Побежал. Но не долго Зайчик маялся, разбудить Мишку было так, же тяжело, как кота искупать. Не удалось ничего бедняге. Побежал к Пчелке — Труженице.

— Пчелка, Пчелка, — прокричал Ушастик, — Пчелка, простите, что я к вам так не вовремя, но мне очень нужна Ваша помощь. Дед Мороз заболел …

— Как заболел? — удивилась Пчелка выглянув из своего улья.

— Да заболел, — продолжал Зайчик, — и ему нужна помощь. Не будете ли Вы так любезны дать Деду Морозу немного меда, чтобы он выздоровел.

— Конечно, конечно, чего спрашиваешь? На, бери мед, а я полечу к Козе, попрошу у нее молока.

Так они и сделали. Зайчик побежал, а Пчелка улетела, и вместе с ней разлетелась по всему лесу новость о том, что Нового Года не будет — заболел Дед Мороз. И уже через минуту в избушке Деда собрался весь лес. Дед Мороз лежал в кроватке и пил свое теплое молочко с медом.

— Ой, спасибо вам, друзья, за помощь, сказал Дед Мороз. — Если бы не вы, то лежал бы я три недели и не увидели бы мои детишки Нового Года. — Если бы ты не заболел, то все было бы хорошо, — сказал взволнованный Ушастик.

А что же нужно делать старому деду, чтобы не заболеть?

— Одеваться по погоде, — сказал Ушастик, — а не рубить дрова в одной рубашке, когда на улице сорокаградусный мороз.

— Хорошо кушать, — сказала Лисичка, — чтобы набираться сил и улучшать свое состояние.

— Есть много витаминов, мед, фрукты, овощи, — сказала Коза, — и пить молочко. Все это не дает тебе заболеть.

— Заниматься спортом, — сказал Волк, — обязательно утром делать зарядку и бегать.

— Не делать ничего такого, что ухудшает состояние здоровья, — сказала Мудрая Сова.

— Не спать на холодном, — сказал Ослик, — это может вызвать еще более тяжелые заболевания.

— И если уже заболел, — подытожил Ушастик, — то обязательно обратиться к врачу, а не лежать в кроватке и ждать, что кто — то придет.

Новому Году уже ничего не угрожало, как и здоровью Деда Мороза. И сегодня все жители леса были довольны тем, что помогли дедушке и дали ему понять, что сохранить здоровье может только он, и сделать это очень легко, нужно лишь следовать советам обитателей леса. Этот вечер все провели в домике Деда Мороза, пили чай, ели блины с бананами и помогали дедушке раскладывать по мешочка подарки для детей. Ведь скоро Новый Год!

Эстонская сказка «Три сорванца Деда Мороза»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
Как-то весенним вечером в баньку бобыля зашел чужой человек и попросил:
— Люди добрые, пустите путника переночевать. Я проделал немалый путь и смертельно устал.
Бобыль спросил:
— Сколько же ты прошел и из каких ты краев?
Прохожий ответил:
— Я пришел из северных краев, а сам я сын деда-мороза. Ты наверное видел, как иногда по вечерам в небе светится северное сияние?
— Видеть-то видел, как можно не заметить северного сияния! Так, значит, на твоем Севере его и устраивают?
— Правильно, хозяин, именно там его и устраивают.
— А куда же ты теперь направляешься?
— Да пока еще точно не знаю, — сказал гость. — Вышло, что я упустил подходящее время — ведь весна нынче ранняя, везде уже тепло — и у вас тут да и в наших краях, потому-то я и не успел закончить все свои дела. Теперь приходится спешить. Ну, так как же все-таки? Пустишь переночевать?
— Еще никогда не бывало, чтобы я отказал путнику в ночлеге, — сказал бобыль, пригласил путника к себе и предложил лечь спать на печке.
Путник вежливо поблагодарил хозяина и залез на горячую печку, а старый бобыль улегся в каморке.
Утром, когда хозяин вышел в баньку, там было настолько холодно, что в углах белел иней, а с потолка свисали длинные сосульки. Бобыль сразу озяб, по телу побежали мурашки, а зубы застучали от холода. Он быстро вернулся в каморку, надел овчинный жилет и шубу, обул шерстяные носки и валенки и, потихоньку от старухи, выпил стакан перцовой настойки — только после этого ему удалось согреться.
Возвратясь в избу, хозяин изумился, увидя, что путник сбросил с себя даже тонкую рубашку и сидел совершенно голый на ледяной глыбе, которая под ним образовалась.
Наш бобыль вообще-то был не из робкого десятка, но тут он принялся громко кричать:
— Послушай, приятель, вставай-ка поскорее и оденься потеплее! Глянь-ка, за ночь так похолодало, что в избе все трещит от мороза. За дверь я еще не успел выглянуть, но, думаю, там должна быть лютая стужа.
Путник сердито нахмурил брови.
— Не болтай ерунду, дяденька! У меня до сих пор голова трещит от жары, которую ты мне здесь на печке устроил. Всю ночь ворочался с бока на бок, только под утро кое-как уснул. На кой черт ты свою печку так сильно топишь, что она у тебя прямо раскаленная?
— Не смейся над старшими! — рассердился бобыль. — В волчьем логове и то теплее, чем сейчас в моем жилье!
Путник натянул через голову рубашку и захохотал так оглушительно, словно громадные голубоватые льдины с треском налетели друг на друга.
— Иди ты со своей болтовней о волчьем логове! Здесь прекрасно можно жить и без рубашки, а вот по-настоящему выспаться в такой духоте и впрямь невозможно.
Говоря это, путник оделся, слез с печки, уселся за стол и с аппетитом принялся за лепешки и молоко. А бобыль тем временем вышел во двор и остолбенел от ужаса: за ночь от мороза все кругом потускнело и поблекло, листья на деревьях завяли и свернулись, всходы на клочке его земли почернели, словно обуглились, и толстый слой инея покрывал землю.
Бобыль понуро побрел домой и решил поговорить с гостем о случившемся, спросить его совета.
Но путника уже и след простыл. О нем напоминали только оставшиеся на столе заиндевелые лепешки и замерзшие капли молока.
— Гм-гм, исчез как вор, даже доброго слова не сказал за ночлег, за хлеб-соль, — сердито проворчал бобыль. — Черт бы побрал эту молодежь. Они и понятия не имеют о вежливости или о том, что за доброе дело следует «спасибо» сказать!
Прошло несколько недель. И вот как-то вечером в дверь баньки снова постучали, только на этот раз так сильно, что потолочные балки заскрипели.
— Кто это там ломится в мое жилище? — громко спросил бобыль.
Но голос, отвечавший ему из-за двери, был еще громче. И этот громкий голос загрохотал, как скалы во время обвала:
— Открывай, хозяин! Я пришел издалека и так устал, что шагу ступить не могу — к тому же несколько бессонных ночей меня совсем доконали.
— Ну, а тебе от меня что надо? Здесь не корчма и не постоялый двор, мы и так живем, как селедки в бочке! — проговорил бобыль.
— Ну, ничего, хороших баранов в хлев много помещается. К тому же я маленького роста и человек нетребовательный — главное, чтобы крыша над головой была, а то под открытым небом полная луна покоя не дает! — ответил прохожий.
Бобыль впустил позднего гостя в избу, предложил присесть, спросил:
— Из каких ты краев будешь?
Путник махнул рукой, весело засмеялся и сказал:
— По правде говоря, не из дальних и не из ближних. Я средний сын хозяина Севера. Оттуда, где светится северное сияние. Тебе, небось, не раз приходилось его видеть.
— Как же, приходилось, еще бы не приходилось видеть, как северное сияние небо освещает! Может, ты брат того мужика, который недавно у меня ночевал, как раз когда ночной заморозок нас всех разорил? — спросил бобыль.
— Это верно. Мой младший брат и впрямь несколько недель тому назад пошел на работу, возможно, что именно он у тебя и побывал.
— А куда ты путь держишь? — спросил хозяин.
— Я еще и сам точно не знаю. Весна была теплая, ничего по-настоящему не удалось сделать, да ведь сам знаешь, как говорится: что сегодня не доделал, завтра все придется сделать. Я тебе сказал, что устал как собака. Отвечай, прошу, пустишь ли меня переночевать?
— Пущу, пущу! Куда же тебе идти, когда на улице густой туман и сильный ветер.
Хозяин пригласил гостя в избу и велел ложиться спать на печке, а сам вместе со своими старенькими родителями и с детьми отправился спать в каморку.
Когда хозяин утром вошел в баньку, там было так холодно, что бревна в стенах потрескались от мороза. Вода в кадке замерзла до дна. Лед образовался во всех углах, голубоватым льдом до самой трубы была полна даже печь.
Хозяин очень испугался. Он решил, что его гость в этой стуже обязательно должен был замерзнуть. Он сильно разволновался и громко крикнул:
— Приятель, эй, приятель!
— В чем дело, дяденька, ведь уж давно наступило утро и я уже не сплю, — ответил с печки хриплый, знакомый со вчерашнего вечера голос. И гость принялся браниться, кряхтя и отдуваясь после каждого слова.
— Что у тебя тут за житье-бытье, прямо зло берет! Удивительно, что у меня еще душа в теле — эта жара совсем меня доконала. Всю ночь ворочался с боку на бок и пот с меня тек градом, только с минуту и удалось вздремнуть. Какого черта ты так раскаляешь свою избенку, хозяин?
Хозяин рассердился.
— Ага, по доброте душевной ты его пусти переночевать, а он еще издевается над тобой. Изба уже давно толком не топлена — где мне взять денег, чтобы дров купить! Мать-отец ворчат, что я, мол, хочу их до смерти простудить, а он тут не стыдится над моей бедностью насмехаться.
Гость снова засмеялся.
— Ну, не сердись, дядя! Выходит, где мне жарко, там тебе холодно, а когда тебе тепло, я потом истекаю.
При этих словах гость слез с печки, поставил на стол котомку с хлебом, уселся, поел досыта хлеба и ржаных лепешек, запивая их кислой сметаной и снятым молоком. Угостил и хозяина, а затем встал и сказал:
— Спасибо за ночлег. Правда, у тебя здесь жарко, как в настоящей бане, и от твоего пара у меня едва кожа не потрескалась, ну, да ладно — расстанемся друзьями.
Сказал, крепко пожал хозяину руку и, крупно шагая, исчез в березовой роще за холмом.
— Ну, этот парень был немного иной, чем тот, первый. Не поскупился на доброе слово, — пробормотал хозяин и взялся за свои дела.
Пришла зима, выпал снег. И однажды светлой морозной ночью снова постучали в дверь баньки — постучали так сильно, что сковорода на очаге подпрыгнула и у единственного стула отскочили ножки.
— Что за разбойник тут безобразничает? — спросил хозяин, и голос его прозвучал свирепо.
Но хотя он говорил очень громко, все же голос ответившего ему был в десять раз громче. И этот зычный голос проговорил сквозь смех:
— Не сердись, папаша, на бедного путника! Устал я, спать хочу, оттого и терпенье потерял. Не позволишь ли ты переночевать где-нибудь на чердаке?
— Одурел ты, что ли? На дворе бревна трескаются от мороза, а ты вздумал спать на чердаке. У нас в избе, правда, тесновато, но ты входи, входи к нам.
— Нет, спасибо, уж в баню я ни за что не пойду. На дворе сейчас так привольно и уютно, небо — что твой бархат, воздух — шелк.
Хозяин задумался и, наконец, спросил:
— Из каких ты краев?
— С Севера, с Севера. Я самый старший сын деда-мороза. Мы из тех краев, где полыхает северное сияние.
— А-а, — протянул хозяин. — С твоими братьями я уже знаком. Младший за ночлег даже «спасибо» не сказал, средний отломил кусочек лепешки, да при этом она так замерзла, что только к Иванову дню оттаяла и то после того, как я ее три недели над очагом грел. А куда же ты путь держишь?
— Путешествую — приходится следить, достаточно ли прочные мосты наведены на морях-озерах, на топях-болотах. Сам знаешь, какие теперь зимы, ручьи и ключи не замерзают невесть до каких пор.
— Это верно, нынешние зимы ничего не стоят! — кивнул хозяин. — Ну, если уж ты пришел с таким добрым намерением, то ночуй у меня где захочешь. И будь добр, не упусти из виду мосты на наших болотах. Вот уже несколько лет через эти топи-трясины не пробраться ни на вырубку, ни на покос ни одному пешему, не говоря уже о телегах.
— Буду иметь в виду, дяденька, не беспокойся, — ответил из-за двери зычный голос.
Старший сын деда-мороза улегся на сеновале, а хозяин забрался на печь, чтобы погреться, и приготовился ко сну.
Утром бобыль проснулся. Он продрог до того, что кости ломило от холода, и согрелся только тогда, когда не менее часа со всех ног побегал вокруг дома, взад и вперед по большой дороге. Когда, наконец, зубы перестали стучать от холода, полез он по лестнице, заглянул на сеновал — и не поверил своим глазам: гость, раздетый догола, храпел, лежа на сене, а вокруг него все было покрыто инеем, да таким толстым слоем, словно это было ворсистое одеяло, от одного взгляда на которое мурашки бежали по телу.
Услышав скрип лестничных перекладин, гость проснулся, сел и сказал, зевая:

— Ах, так это ты, дяденька! Прости, что я тут без штанов сплю. Но мне уже давно не приходилось так удобно и приятно отдыхать, как этой ночью у тебя в гостях.
Хозяин опять очень озяб, он подул на руки и стал переступать с ноги на ногу. И едва шевеля закоченевшими губами, с трудом пробормотал:
— Н-но-о, неужели ты здесь не продрог?
— Иди ты, чудак-человек, разве ж это холод? Ты бы посмотрел когда-нибудь на моего отца, самого деда-мороза, когда он работает. Дунет раз — и олень замерзает на бегу! Дунет второй — целое стадо мгновенно превращается в ледяные глыбы и каждое животное застывает в таком положении, в каком его настигла стужа. Только вот стареет мой родитель, стареет! Зиму напролет рыскает без дела по тундре и Ледовитому океану и играет, как мальчишка, а летом отправляется на Северный полюс и сидит на нем, как ворон на перевернутой бочке. И только к началу новой зимы топает обратно к дому.
Старший сын деда-мороза тут же у дверки чердака, свесив ноги и болтая ими, поел досыта, закинул за спину котомку, поблагодарил за ночлег и собрался в путь. Но в воротах он, словно что-то вспомнив, остановился и весело сказал:
— Вот, голова садовая! Чуть было не ушел, не оставив тебе ничего на память в знак благодарности, чуть было не уподобился моим младшим братьям! — Он снял котомку, отыскал на дне два мешочка, протянул их хозяину и добавил: — Пусть эти забавные штуки послужат тебе вознаграждением за твое замерзшее поле и за то, что ты меня и моих братьев так радушно принял под свой кров. В клетчатом мешочке — тепло, в полосатом — холод. Когда захочешь — немного приоткрой нужный мешочек. Но если ты его совсем откроешь, то напустишь такого холода или такой жары, что только держись.
Сказал и исчез в березовой роще.
Хозяину не терпелось испытать могущество и силу двух мешочков. Он вошел в избу и чуть-чуть приоткрыл клетчатый мешочек. И в ту же минуту весь дом наполнился таким приятным теплом, что он скинул с себя теплый жилет, сняли теплые кофты его отец и мать и даже дети.
С того времени жизнь бедняка-бобыля стала гораздо лучше, чем была раньше. Клочок его земли — как и у всякого бобыля — был в низине, у самого болота, и весной и осенью поле губили заморозки. Теперь же он стал властителем любых заморозков: каждый вечер, захватив с собой клетчатый мешочек, он обходил свое поле и выпускал из него столько тепла, что хлеба у него прекрасно росли и вызревали, независимо от погоды.
Видя это, его соседи изумленно таращили глаза. Но когда бедняк как-то устроил на своем поле небывало раннюю весну, наиболее завистливые соседи просто заохали и заскрежетали зубами.
В конце концов вся округа стала интересоваться, почему на поле бобыля снег тает раньше, чем на других полях, и почему у него всегда так тепло. Сам ли бобыль проболтался или его родители не сумели удержать язык за зубами — кто знает, — однако вся эта история стала известна: так, мол, и так, у бобыля есть волшебный мешок, с помощью которого он сам делает на своем поле погоду.
О волшебном, излучающем тепло мешке наконец прослышал и местный барин, на земле которого стояла избенка бобыля. И этот жадный барин тотчас позвал к себе бобыля и спросил:
— Правду ли говорят в народе, что у тебя есть такой чудесный мешочек, который позволяет тебе без божьей помощи устанавливать теплую погоду?
Хозяин не стал скрывать правду, поклонился и ответил:
— Есть, добрый барин, есть.
— Так! Земли едва хватает, чтобы на ней лягушка могла как следует потянуться, а завел себе такую помещичью утварь! Моим полям нужен такой мешок, а вовсе не твоим. Завтра же пришлю к тебе слугу, отдашь ему мешок, мне самому неохота тратить время на такие пустяки.
Но бобыль и не думал отдавать свой драгоценный мешочек. На следующий день, когда барский слуга явился к нему, он встретил его такой жарой, что у того от бороды и усов паленым запахло.
Тогда сам барин примчался в карете и еще издали, привстав, прокричал:
— Ах, ты вот какие шутки задумал надо мной шутить? Опалил усы у моего лучшего слуги! Убирайся из избенки, это мое имущество!
— Уйду, уйду, барин-батюшка, — ответил бобыль.
Но сам и не думал уходить из своей баньки, а только забежал в каморку. Забежал в каморку, снял с крючка полосатый мешочек с холодом, пробрался на цыпочках за угол и выпустил на барина такую лютую стужу, что у того слюна во рту превратилась в кусок льда и барин так и остался с открытым ртом.
Барин прямо оцепенел от страха и стегнул лошадь. Стегнул лошадь и, так и не закрыв рта, исчез в облаке пыли, поднятой каретой. И больше он ни разу не отважился угрожать жителям бобыльей избенки: бог, мол, их знает, как они тебя встретят — опалят ли зноем или заморозят.
А бобыль на своем клочке земли, на краю болота, до самой смерти устраивал подходящую погоду.

Мария Шкурина «Дед Мороз и обезьянка»

Сказки с участием Деда Мороза

Читать
За три дня до Нового года, как раз тогда, когда надо было запаковывать и укладывать подарки в мешок, случилось непредвиденное происшествие. Снегурочка заболела. В первый раз в жизни заболела.
А дело было вот как. Накануне наряжали ёлку около терема Деда Мороза. Зайчики, белочки, птахи лесные развешивали украшения, которые Снегурочка выносила из дома в коробках.
— Надень шубку, простудишься! — ворчал Дед Мороз на внучку.
— Дедушка, да я же быстро — туда и обратно, — отвечала она.
Ну вот, так и получилось — заболела. Кашель, слабость, температура. Сразу же послали за доктором Филином. Тот осмотрел Снегурочку и сказал, что всё будет в порядке, просто надо будет три дня полежать в постели и попить отвар из трав.
— Да как же я буду лежать?! — попыталась возразить Снегурочка. — Подарки новогодние надо в мешок собирать!
— Ничего, без тебя справятся, здоровье важней, — строго сказал Филин.
Дед Мороз озабоченно покачал головой — действительно, не просто ему будет без Снегурочки упаковать и собрать подарки для детей на Новый год. Как же быть? Задумался Дедушка, а потом хлопнул себя по лбу:
— Разве я не волшебник? Неужели не могу разок себе на помощь волшебство позвать?! Наколдую-ка я себе сейчас новую помощницу.
Взял дедушка свой волшебный мешок, завязал верёвкой и положил перед собой . Затем стукнул посохом три раза о землю и произнёс:
— Метель закружись,
Волшебство появись,
Помощница деду
В мешке объявись!
И, конечно, тут же произошло чудо — в мешке кто-то появился, зашевелился. Дедушка Мороз развязал верёвку и чуть не упал от удивления — из мешка высунулась обезьянья мордочка, а уже через секунду перед ним стояла маленькая обезьянка, мартышка. Да какая хорошенькая, да какая пригоженькая! В голубом сарафанчике и кокошнике, ну прямо как у Снегурочки.
— Здравствуй, Дедушка Мороз! — сказала обезьянка. — Ты почему молчишь?
— Дак, я от удивления, — ответил тот. — Ну никак не ожидал увидеть в мешке обезьянку. Вы ведь в Африке живёте, в Америке Южной…. Где ещё там? А у нас Россия, холод.
— Ну так ты позвал помощницу, я и пришла! — улыбнулась обезьянка.
— Так я ожидал увидеть какую-нибудь девочку, ну или там, белочку, — объяснил Дед Мороз. — Почему именно ты?
— Так я ведь символ наступающего Нового года!
— Символ Нового года? — удивился Дед Мороз. — Я всегда считал, что символ Нового года — это ёлка, подарки, ну ещё апельсины с шоколадом. А вот про обезьянок я раньше ничего не знал.
— Нет, Дедушка Мороз, я символ только этого наступающего года. По Китайскому календарю у каждого года есть своё животное, а всего нас 12. Но несмотря на то, что календарь китайский, людям во всё мире очень понравилась эта идея, и теперь они дарят друг другу фигурки того животного, год которого наступает.
— Тот-то я гляжу, что так много детей в этом году попросили меня подарить им игрушечную обезьянку! Оказывается, они больше меня знают, отстал я от жизни в своём тереме! А как тебя зовут?
— Меня зовут Чика, — ответила обезьянка ловко выпрыгивая из мешка. -Ну так, Дедушка, говори, чем тебе помочь!
— Мне бы подарки запаковать, да в мешок их сложить, обычно этим Снегурочка занималась, но она болеет, — объяснил Дед Мороз. — Только вот не знаю, справишься ли ты — ты вон какая маленькая, тяжело тебе будет.
— Не переживай дедушка! Иди чай пить! — рассмеялась Чика.
— Ты уверена? — уточнил Дед Мороз.
— Ещё как! Иди, иди.
Дед Мороз пошёл ставить чайник, не до самовара было, а сам краем глаза наблюдал из соседней комнаты, что делает обезьянка.
Чика прыгнула на середину комнаты, хлопнула три раза в ладоши и воскликнула:
— Мамки, няньки, мартышки, обезьянки, чудеса в решете, валенки на бороде! Апельсины, бананы, цветные барабаны! Волшебство приходи и подарки собери!
Что тут стало твориться в комнате! Подарки сами стали запаковывать себя в подарочную бумагу., ножницы сами резали ленту, а та сама завязывалась вокруг подарка, да ещё и с красивым бантом. А затем готовые подарки осторожно прыгали в волшебный бездонный мешок Деда Мороза.
Не успел старый волшебник накрыть на стол к чаю, как мартышка зашла к нему и сказала, что всё уже сделано.
— Уже? — удивился Дед Мороз. — У Снегурочки обычно на это пару дней уходит.
— Так я слова волшебные знаю, — сказала Чика, — и Снегурочку им научу, чтобы на будущий год время не тратила.
— Ну, спасибо тебе, матушка, — поклонился Дед Мороз Чике в пояс. — Не справился бы я без тебя никак! А теперь давайте чай пить.
Дед Мороз кликнул Снегурочку, и они втроём сели за стол пить чай с оладушками и брусничным вареньем, да болтать про страны заморские и разные новогодние традиции и обычаи. Часа через три только Чика распрощалась с гостеприимными хозяевами и, хлопнув три раза в ладоши, исчезла. Видно, отправилась по другим своим новогодним делам. Их-то у символа наступающего года было не мало.

Сказок с участием Деда Мороза очень много. Есть давно уже полюбившиеся, а есть новые, современные. Читайте с удовольствием. Также можете вспомнить и другие замечательные зимние произведения и стихи русских поэтов о зиме.

Детские новогодние частушки

Стихи для Деда Мороза

С уважением, Ольга Наумова

 

Спасибо, что поделились статьей в социальных сетях!


 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *